§ 273 - Гардаpuku § 273 § 274 § 279
Учебные материалы


§ 273 - Гардаpuku



§ 273


Политическое государство распадается, следовательно, на следую­щие субстанциальные различия:
a) на власть определять и устанавливать всеобщее — законода­тельную власть;
b) на власть подводить особенные сферы и отдельные случаи под всеобщее — правительственную власть,
c) на власть субъективности как последнего волевого решения, власть государя, в которой различенные власти объединены в индиви­дуальное единство и которая, следовательно, есть вершина и начало це­лого — конституционной монархии. [...]
[... Монарх — один; в правительственной власти выступает не­сколько человек, а в законодательной власти — вообще множество. Но подобные чисто количественные различия, как было уже сказано, лишь поверхностны и не сообщают понятия предмета. Неуместны также, как это делается в новейшее время, бесконечные разглагольст­вования о наличии демократического и аристократического элементов в монархии, ибо определения, которые при этом имеются в виду, имен­но потому, что они имеют место в монархии, уже не представляют собой что-либо демократическое или аристократическое. Существуют такие представления о государственном устройстве, в которых высшим считается лишь абстракция правящего и приказывающего государст­ва и остается нерешенным, даже считается безразличным, стоит ли во главе такого государства один, несколько или все. [...

§ 274


Так как дух действителен лишь в качестве того, чем он себя знает, и государство в качестве духа народа есть вместе с тем проникающий все его отношения закон, нравы и сознание его индивидов, то государст­венное устройство определенного народа вообще зависит от характера и развитости его самосознания; в этом заключается его субъективная свобода, а следовательно, и действительность государственного уст­ройства.

Глава 10. ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 455

Примечание. Намерение дать народу a priori пусть даже более или менее разумное по своему содержанию государственное устройство упускает из виду именно тот момент, благодаря которому оно есть нечто большее, чем порождение мысли. Поэтому каждый народ имеет то го­сударственное устройство, которое ему соответствует и подходит.
Прибавление. Государство должно в своем устройстве проникать все отношения. Наполеон хотел, например a priori дать испанцам госу­дарственное устройство, что достаточно плохо удавалось. Ибо государ­ственный строй не есть нечто созданное: он представляет собой работу многих веков, идею и сознание разумного в той мере, в какой оно раз­вито в данном народе. Поэтому государственное устройство никогда не создается отдельными субъектами. То, что Наполеон дал испанцам, было разумнее того, чем они обладали прежде, и все-таки они отвергли это как нечто им чуждое, потому что они еще не достигли необходимого для этого развития. Народ должен чувствовать, что его государственное устройство соответствует его праву и его состоянию, в противном слу­чае оно может, правда, быть внешне наличным, но не будет иметь ни значения, ни ценности. У отдельного человека может часто возникнуть потребность в лучшем государственном устройстве и стремление к нему, но проникнутость всей массы подобным представлением — нечто совершенно иное и наступает лишь позже. Сократовский принцип мо­ральности, требования его внутреннего голоса были с необходимостью порождены в его дни, но, для того чтобы они стали всеобщим самосо­знанием, потребовалось время.

§ 277


[...] Государственные функции и власти не могут быть частной соб­ственностью.
Прибавление. Деятельность государства связна с индивидами, од­нако они правомочны вести дела государства не в силу своего природ­ного бытия, а в силу своих объективных качеств. Способность, умение, характер относятся к особенности индивида: он должен получить соот­ветственное воспитание и подготовку к особенному делу. Поэтому должность не может ни продаваться, ни передаваться по наследству. Во Франции парламентские должности некогда покупались, в английской армии офицерские должности в известной степени покупаются и в наше время, но все это находилось или находится в связи со средневековым государственным устройством, которое теперь постепенно исчезает.

456 Раздел IV. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ

§ 279


[...] В Новейшее время о народном суверенитете обычно стали го­ворить как о противоположном существующему в монархе суве­ренитете, — в таком противопоставлении представление о народном суверенитете принадлежит к разряду тех путаных мыслей, в основе которых лежит пустое представление о народе. Народ, взятый без свое­го монарха и необходимо и непосредственно связанного именно с ним расчленения целого, есть бесформенная масса, которая уже не есть го­сударство и не обладает больше ни одним из определений, наличных только в сформированной внутри себя целом, не обладает суверени­тетом, правительством, судами, начальством, сословиями и чем бы то ни было. В силу того что в народе выступают такие относящиеся к ор­ганизации государственной жизни моменты, он перестает быть той не­определенной абстракцией, которую только в общем представлении называют народом. [...

§ 290


Прибавление. Главный пункт, имеющий основное значение для правительственной власти, — это разделение функций; правительст­венная власть связана с переходом всеобщего в особенное и единичное, и ее функции должны быть разделены по отдельным отраслям. Труд­ность заключается в том, чтобы они наверху и внизу вновь соединялись. Ибо, например, полицейская и судебная власти, правда, расходятся, но в какой-то функции они снова сходятся. Выход, к которому здесь при­бегают, часто состоит в том, что государственный канцлер, премьер-министр, совет министров назначаются, чтобы таким образом упрос­тить высшее руководство. Но это может привести к тому, что все вновь будет исходить сверху, от министерской власти, и дела будут, как выра­жаются, централизованы. С этим связаны величайшая легкость, бы­строта, эффективность всего того, что должно совершаться во всеоб­щих интересах государства. [...]

§ 295


Обеспечение государства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотреблений властью ведомствами и их чиновниками заключа­ется, с одной стороны, непосредственно в их иерархии и ответственнос­ти, с другой — в правах общин, корпораций, посредством чего привне­сению субъективного произвола в доверенную чиновникам власть ста-
Глава 10. ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 457
вится для себя препятствие и недостаточный в отдельных случаях кон­троль сверху дополняется контролем снизу.
Примечание. В поведении и культуре чиновников находится та точка, где законы и решения правительства затрагивают единичность и проявляют свою силу в действительности. Это, следовательно, то, от чего зависит довольство граждан и их доверие к правительству, а также и осуществление или, напротив, слабое выполнение и срыв правитель­ственных намерений. [...]

§ 298


Законодательная власть касается законов как таковых, посколь­ку они нуждаются в дальнейшем определении, и совершенно всеобщих по своему содержанию внутренних дел. Эта власть есть сама часть го­сударственного устройства, которое ей предпослано и постольку нахо­дится в себе и для себя вне ее прямого определения, но она получает свое дальнейшее развитие в усовершенствовании законов и в характере поступательного движения всеобщих правительственных дел.
Прибавление. Государственный строй должен быть в себе и для себя прочной, обладающей значимостью почвой, на которой стоит за­конодательная власть, и поэтому он не должен быть сначала создан. Следовательно, государственный строй есть, но вместе с тем он столь

же

существенно становится, другими словами, продвигается в своем формировании. Это поступательное движение есть изменение, неза­метное и не обладающее формой изменения. [...] Следовательно, про­грессирующее развитие определенного состояния протекает внешне спокойно и незаметно. По прошествии долгого времени государствен­ный строй оказывается совершенно иным, чем он был в прежнем со­стоянии.

§ 300


В законодательной власти как тотальности действуют прежде всего два момента — монархический в качестве того момента, которому принадлежит вынесение окончательного решения, и правительст­венная власть, обладающая конкретным знанием и способностью обозревать целое в его многообразных аспектах и утвердившихся в нем действительных основоположениях, а также обладающая знанием по­требностей государственной власти, в особенности в качестве совеща­тельного момента, и, наконец, сословный элемент.
458 Раздел IV. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ
Прибавление. Следствием одного из ложных воззрений на государ­ство является требование, подобное тому, которое предъявило Учре­дительное собрание, а именно требование исключить из законодатель­ных органов членов правительства. В Англии министры должны быть членами парламента, и это правильно, поскольку участвующие в управ­лении государством должны находиться в связи с законодательной властью, а не противополагать себя ей. Представление о так называе­мой независимости властей друг от друга заключает в себе ту основную ошибку, что независимые власти тем не менее должны ограничивать друг друга. Но посредством же этой независимости уничтожается един­ство государства, которое надлежит требовать прежде всего.

§ 301


Назначение сословного элемента состоит в том, чтобы всеобщее дело обрело в нем существование не только в себе, но и для себя, т.е. чтобы в нем обрел существование момент субъективной формальной свободы, общественное сознание как эмпирическая всеобщность воз­зрений и мыслей многих. [...]

§ 308


Конкретное государство есть расчлененное на его особенные круги целое; член государства есть член такого сословия; только в этом его объективном определении он может быть принят во внимание в госу­дарстве. Его всеобщее определение вообще содержит двойственный момент. Он есть частное лицо, а как мыслящее — также сознание и ведение всеобщего. Однако это сознание и воление лишь тогда не пусты, а наполнены и действительно жизненны, когда они наполнены особенностью, а она есть особенное сословие и назначение, или, иначе говоря, индивид есть род, но имеет свою имманентную всеобщую действительность как ближайший род. Поэтому он достигает своего действительного и жизненного назначения для всеобщего прежде всего в своей сфере, в сфере корпорации, общины и т.д. [...]

§ 309


Прибавление. Если вводится представительство, то это оз­начает, что согласие должно быть дано не непосредственно всеми, а только уполномоченными на это лицами, ибо отдельные лица уже не участвуют в качестве бесконечного лица. Предста­вительство основано на доверии. /.../
Глава 10. ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 459

§ 316


Формальная объективная свобода, заключающаяся в том, что еди­ничные лица как таковые имеют и выражают свое собственное суж­дение, мнение и подают свои советы, касающиеся всеобщих дел, про­является в той совместности, которая называется общественным мнением. В нем в себе и для себя всеобщее, субстанциальное и ис­тинное связано со своей противоположностью, состоящей в для себя собственном и особенном мнении многих; это существование есть тем самым наличное противоречие самому себе, познание как явление, существенность столь же непосредственно, как несущественность.
Прибавление. Общественное мнение есть неорганический способ познания того, чего народ хочет и мнит. То, что действительно утверж­дает свою значимость в государстве, должно, правда, осуществляться органически, и это происходит в государственном строе. Но обществен­ное мнение было во все времена большой силой, и таково оно особенно в наше время, когда принцип субъективной свободы обрел такую важность и такое значение. То, что должно быть значимым теперь, значимо уже не посредством силы и в незначительной степени как следствие привычки и нравов, а преимущественно благодаря пониманию и доводам.

§ 317


Поэтому общественное мнение содержит в себе вечные субстанци­альные принципы справедливости, подлинное содержание и результат всего государственного строя, законодательства и всеобщего состоя­ния вообще в форме здравого смысла людей как той нравственной ос­новы, которая проходит через все, что принимает форму предрассудка, а также истинных потребностей и правильных тенденций действитель­ности....]
Печатается по: Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 258, 259, 268, 269, 273, 274, 277, 279, 280, 283—285, 292, 294—298, 300—302, 306—312, 315, 317, 320, 321, 331, 332, 334—337, 339, 340,347, 348, 352.

460 Раздел IV. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ

B.C. СОЛОВЬЕВ


Философская публицистика


Значение государства


I


Всякое личное существо, в силу своего безусловного значения (в смысле нравственности), имеет неотъемлемое право на существование и на совершенствование. Но это нравственное право было бы пустым словом, если бы его действительное осуществление зависело всецело от внешних случайностей и чужого произвола. Действительное право есть то, которое заключает в себе условия своего осуществления, т.е. ограждения себя от нарушений. Первое и основное условие для этого есть общежитие или общественность, ибо человек одинокий, предо­ставленный самому себе, очевидно бессилен против стихий природы, против хищных зверей и бесчеловечных людей. Но, будучи необходи­мым ограждением личной свободы, или естественных прав человека, общественная форма жизни есть вместе с тем ограничение этих прав, но ограничение не внешнее и произвольное, а внутренне вытекающее из существа дела. Пользуясь для ограждения своего существования и деятельности организацией общественной, я должен и за нею признать право на существование и развитие и, следовательно, подчинить свою деятельность необходимым условиям существования и развития обще­ственного. Если я желаю осуществлять свое право или обеспечивать себе область свободного действия, то, конечно, меру этого осуществле­ния или объем этой свободной области я должен обусловить теми ос­новными требованиями общественного интереса или общего блага, без удовлетворения которых не может быть никакого осуществления моих прав и никакого обеспечения моей свободы.
Определенное в данных обстоятельствах места и времени ограниче­ние личной свободы требованиями общего блага, или — что то же — определенное в данных условиях уравновешение этих двух начал, есть право положительное, или закон.
Закон есть общепризнанное и безличное (т.е. не зависящее отлич­ных мнений и желания) определение права, или понятие о должном, в данных условиях и в данном отношении, равновесии частной свободы и общего блага, — определение или общее понятие, осуществляемое через особые суждения в единичных случаях или делах.
Отсюда три отличительные признака закона: 1) его публич­ность — постановление, не обнародованное во всеобщее сведение, не
Глава 10. ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 461
может потому иметь силы закона; 2) его конкретность — закон вы­ражает норму действительных жизненных отношений в данной обще­ственной среде, а не какие-нибудь отвлеченные истины и идеалы, и 3) его реальная применимость, или удобоисполнимость в каждом еди­ничном случае, ради чего с ним всегда связана так называемая санкция, т.е. угроза принудительными и карательными мерами, — на случай не­исполнения его требований или нарушения его запрещений.
Чтобы эта санкция не оставалась пустою угрозой, в распоряжении закона должна быть действительная сила, достаточная для приведения его в исполнение во всяком случае. Другими словами, право должно иметь в обществе действительных носителей или представителей, до­статочно могущественных для того, чтобы издаваемые ими законы и произносимые суждения могли иметь силу принудительную. Такое ре­альное воплощение права называется властью.
Требуя по необходимости от общественного целого того обеспече­ния моих естественных прав, которое не под силу мне самому, я по ра­зуму и справедливости должен предоставить этому общественному це­лому положительное право на те средства и способы действия, без ко­торых оно не могло бы исполнить своей, для меня самого желательной и необходимой, задачи; а именно, я должен предоставить этому обще­ственному целому: 1) власть издавать обязательные для всех, следова­тельно, и для меня, законы; 2) власть судить сообразно этим общим за­конам о частных делах и поступках и 3) власть принуждать всех и каж­дого к исполнению как этих судебных приговоров, так и вообще всех законных мер, необходимых для общей (а следовательно, и моей) без­опасности преуспеяния.
Ясно, что эти три различные власти — законодательная, судебная и исполнительная — суть только особые формы проявления единой вер­ховной власти, в которой сосредоточивается все положительное право общественного целого, как такового. Без единства верховной власти, так или иначе выраженного, невозможны были бы ни общие законы, ни правильные суды, ни действительное управление, т.е. самая цель ор­ганизации данного общества не могла бы быть достигнута.
Общественное тело с постоянною организациею, заключающее в себе полноту положительных прав, или единую верховную власть, на­зывается государством. Во всяком организме необходимо различают­ся: 1) организующее начало; 2) система органов или орудий организу­ющего действия и 3) совокупность организуемых элементов. Соответ­ственно этому и в собирательном организме государства различаются:
462 Раздел IV. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ
1) верховная власть; 2) различные ее органы, или подчиненные власти, и 3) субстрат государства, т.е. масса населения, состоящая из единич­ных лиц, семейств и более широких частных союзов, подчиненных го­сударственной власти. Только в государстве право находит все условия для своего действительного осуществления, и с этой стороны государ­ство есть воплощенное право. Однако этим основным определением понятие государства не исчерпывается.

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная