Борьба за передел рынка - Институт сравнительных исследований трудовых отношений владимир ильин Борьба за передел рынка Убийство В.Давыдова Судьба Евгения Леонтьева как зеркало новой русской революции
Учебные материалы


Борьба за передел рынка - Институт сравнительных исследований трудовых отношений владимир ильин




Борьба за передел рынка


Убийство В.Давыдова


Очень быстро на угольном рынке Воркуты стало тесно и даже очень тесно. Об этом свидетельствовал факт убийства одного из руководителей посреднической фирмы.
14 декабря 1993г. генеральный директор совместного предприятия "Воркута Индастриз" 44-летний Валентин Давыдов вместе с женой подъехал на "Жигулях" к подъезду своего дома в центре Воркуты. Когда он выходил из машины, в него было произведено несколько выстрелов из малокалиберного пистолета. В.Давыдов был доставлен в реанимационное отделение больницы, где и скончался 31 декабря.
Милиция отказалась сообщить о возможных причинах покушения (ей удалось допросить пострадавшего), но отметила, что здесь, возможно, действия организованной преступной группы. В прессе высказывалось предположение, что покушение связано с деятельностью В.Давыдова на посту генерального директора СП "Воркута Индастриз" и СП "Стоик" и других организаций, которые он возглавлял. "Воркута Индастриз" занималось экспортом в страны "дальнего зарубежья" воркутинского угля и импортом оттуда бартерных товаров. Давыдов занимался и сбытом этого товара в Воркуте. До занятия поста в "Воркута Индастриз" Давыдов возглавлял одно из управлений объединения "Воркутауголь". (Молодежь Севера. 15.01.1994).
Независимо от деталей этого преступления более или менее очевидно, что Давыдов кому-то (можно только предполагать кому) на рынке угля и бартерных товаров составил конкуренцию. Добровольно с дороги не ушел. Тогда теневые силовые структуры убрали его силой. Этот факт имеет двоякое значение. Во-первых, был устранен конкурент, во-вторых, это убийство укрепило подсистему страху в мире бизнеса перед теневыми силовыми структурами: стало ясно, что их слова могут конвертироваться в жестокие дела.

Теневые силовые структуры – бизнес - государственная власть


Однако вскоре стало ясно, что для успешного бизнеса недостаточно иметь в запасе кулаки и оружие. Государственная власть, будучи независимой от теневого бизнеса и неформальных силовых структур, может довольно быстро положить конец их деятельности. Г.Явлинский, говоря о главном условии борьбы с организованной преступностью, как-то сказал, что для этого надо иметь прежде всего не связанных с ней государственных руководителей.
Воздействие теневых структур на государственную власть осуществлялось двумя основными способами: (1) давлением - силовым и экономическим (взятки) и (2) проникновением в них своих ставленников.
Давление преступного мира на суд в Воркуте стало довольно распространенным явлением. Так, только за три месяца 1993г. (январь-март) объектами преступных посягательств стали пять судей Воркутинского горнарсуда. В квартире одного из них неизвестные пытались взломать в ночное время дверь. В другом случае после вынесения приговора по уголовному делу преступники открыто заявили, что учинят расправу над судьей и его семьей. Дважды были обрезаны провода телефонной связи в квартире у еще одного судьи. На одного судью напали на улице и жестоко избили. Еще у одного судьи была обворована квартира. (Заполярье. 1993. 2.04).
Правоохранительные органы оказались бессильными перед теневыми силовыми структурами и в силу их простой недоступности.
Так, один из работников воркутинской прокуратуры следующим образом охарактеризовал возможности государственных силовых структур:
- Сидит вверху туз, ниже короли, дальше идут валеты и остальные шестерки. Нам хотя бы валетов пощипать!
Работник горотдела внутренних дел развил эту тему:
- Местная мафия? Да мы их всех прекрасно знаем, вот они... Но взять их не можем - не за что. Своими руками они ничего не делают. Вот сейчас взяли с наркотиками, попались опять мелкие сошки, а настоящие торговцы в стороне (Заполярье.12.03.1993)..
Начиная с первых выборов 1989 г. Новые предприниматели потянулись к депутатским мандатам, понимая значение политического капитала в наращивании капитала денежного. На последующих выборах бизнесмены стали одной из ведущих групп кандидатов в депутаты органов власти разного уровня. Поскольку же бизнес и теневые силовые структуры тесно переплелись, то вслед за бизнесменами к органам власти потянулись и ниточки, связывавшие их с теневыми силовыми структурами. Обычно это скрытые от глаз ниточки, доказать существование которых очень сложно, но время от времени люди, засветившиеся как в деловых, так и теневых силовых структурах также оказывались среди претендентов на важные государственные посты и даже их обладателей.
Один воркутинец, считающий себя членом мафии, прокомментировал: «Настоящие мафиози занимаются только тем, что сажают в нужные кресла своих людей или уже сидящих делают своими. И бывает, от некоторых требуется-то всего - сидеть и молчать». (Заполярье.12.03.1993).

Судьба Евгения Леонтьева как зеркало новой русской революции


Одной из наиболее ярких личностей воркутинской параллельной власти в начале 1990-х годов стал Евгений Александрович

Леонтьев.


Евгений Леонтьев родился в 1959 году в Кабардино-Балкарии. Начиналась его взрослая жизнь совершенно банально.
По окончании школы поступил в ГПТУ № 12 г. Воркуты. В 1978 году принят машинистом-экскаваторщиком Управления механизации “Печоршахтостроя”. В конце 1970-х годов работал машинистом Карьерного хозяйства в г.Воркуте. В 1980 году работал в пожарной части г.Воркуты, в 1990 году - в одном из воркутинских ресторанов.
С начала 1990-х годов начинается его звездный час. Он быстро вошел в сферу бизнеса: директор малого предприятия "Кров", директор по общественным вопросам фирмы "СТРЭК-НОРД", затем ее генеральный директор.
На торговле углем был накоплен капитал, а тут началась приватизация, совпавшая с усилением конкурентной борьбы в углеторговле. Было принято решение сконцентрировать усилия на приобретении предприятий розничной торговли города. При этом в качестве факторов рыночной ситуации выступили не только деньги.
Один из руководителей воркутинской милиции так описывал ситуацию:
- В прошлом году Леонтьев позволил себе вольность в высказываниях вовсе не в своих кругах о том, что не позволит пустить в Воркуту "Севергазторг", а женщина, которая возглавляет воркутинский филиал за это поплатится. В итоге загорается ее машина. Затем был аукцион, на котором Леонтьев за бесценок приобрел магазины в самом ходовом месте Воркуты... ".
В дальнейшем Леонтьев выходит из угольного бизнеса, ставшего низкорентабельным. К весне 1996 г. - моменту его убийства - по оценкам местной милиции, “Леонтьев не представлял собой конкурента. Собственность, приобретенная от экспорта угля, была разделена. Леонтьеву остались лишь магазины в Воркуте. От другой собственности он отказался добровольно. Отказался, как отказались и другие учредители ТОО "Стрек-Норд" от своей доли собственности. В общем здесь все решили миролюбиво”.
Однако жизнь Е.Леонтьева была противоречива. В середине 1990-х годов он был общепризнанным городским мафиози: это мнение разделялось почти всеми воркутинцами и многими людьми за ее пределами, интересовавшимися жизнью этого города. Даже местные газеты были полны соответствующих намеков. Естественно, что местные правоохранительные органы не могли не разделять этого мнения, а возможно, были и его творцами. Леонтьев, видимо, жил постоянно “под колпаком”, ходя по острию бритвы в своих отношениях не только с государством, но и теневыми экономическими и силовыми структурами. Как сказал один из руководителей воркутинской милиции, “мы неоднократно с ним встречались, и я его предупреждал, что с огнем он играет”.
Видимо, шаткость положения заставила Е.Леонтьева подумать о выходе на новый уровень обеспечения своей безопасности посредством получения депутатского мандата. Летом 1994 года я, работая над книгой “Кто есть кто в Республике Коми” пытался взять у него интервью. От личной встречи он отказался и предложил ответить на вопросы по телефону. Однако вся информация о биографии была сведена к дате и месту рождения, даже сведения о своем образовании он отказался дать, шутя заметив, что “это коммерческая тайна”. Однако вся Воркута знала, что «штатный мафиози» и крупный коммерсант имеет лишь профессионально-техническое образование. В это время, видимо, Леонтьев еще не стремился к политической власти, что и объясняет его равнодушие к перспективе попасть в республиканский справочник. Однако через год планы изменились. И он включился в борьбу за депутатский статус. Была взята под контроль одна из городских газет. Повелась компания по формированию имиджа респектабельного бизнесмена. Один из руководителей воркутинских правоохранительных органов так объяснил это стремление к государственной власти: “Сегодня сними с многих депутатов депутатский иммунитет - они завтра же побросают свои мандаты. Власть- кормушка для бандитов, которые к ней рвутся”.
В 1995 году Леонтьев был избран депутатом Госсовета Республики Коми. В конце 1995 г. он попытался включиться в борьбу за мандат уже депутата Государственной Думы России, но неудачно.
Спустя несколько месяцев после избрания депутатов Госсовета РК, в числе которых был и Леонтьев, на одном из брифингов заместитель министра внутренних дел республики недвусмысленно сказал, что в Госсовет прорываются личности, имеющие отношение к криминальным структурам.
Впоследствии один из руководителей воркутинской милиции уже прямым текстом связал этот вывод с Леонтьевым:
- Иван Евграфович был на сто процентов прав... Леонтьев был не просто связан с преступным миром, он являлся его ставленником, приобщенным к «общаку»... Но это вовсе не дар личности, время было такое: кого-то надо было поставить. Поставили Леонтьева.
Весной 1996 г. Евгений Леонтьев был расстрелян в воркутинском аэропорту. У него остались жена и ребенок.
Один из руководителей городских правоохранительных органов, так прокомментировал этот финал:
- ... Продержался Леонтьев на год-два больше, чем те, кого он похоронил. В частности, тот же Литва... ... Он не был вором в законе. Когда его хоронили, кто был на похоронах? Разве что близкие люди. Никаких пышных похорон, таких, как обычно устраивает мафия своим людям.
Сразу же после убийства Леонтьева высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов Республики Коми заявили, что убийство депутата Леонтьева не имеет под собой политической подоплеки и не связано с его депутатской деятельностью. Как сказал один из руководителей воркутинской милиции, “если убили какого-то депутата - не надо тут же делать вывод, что убийство совершено по политическим мотивам. И где убийство депутата - там, прежде всего, надо искать его связи с криминальным миром... Предполагать, что Леонтьева убрали как носителя информации о многих высокопоставленных должностных лицах, связанных с поставкой угля... Если бы Джек (кличка Леонтьева – В.И.) прошел в Госдуму РФ, он наверняка бы стал шантажировать имеющейся у него информацией тех, кто сидит в Москве. Но он опять же не был зарегистрирован кандидатом в депутаты. Так что остается чисто бандитский мотив убийства: там, где Джек организовывал убийства своих партнеров, пришел и его час расплаты”.

Борьба за передел в 1996-97 гг.


К концу 1996 - началу 1997 гг. и теневой, и в значительной мере легальный бизнес в Воркуте контролировали две теневые силовые структуры, сросшиеся с бизнесом. Ядро первой, возглавляемой братьями Владимиром и Олегом Ифа, составили спортсмены, “афганцы” и бывшие сотрудники милиции. Основу второй, возглавленной братьями Анатолием и Александром Харуками, составили те, кто уже отсидел и вернулся на волю.
Существовавшее некоторое время равновесие было нарушено вспыхнувшей вновь борьбой за передел сфер контроля. Началась она с убийства видного воркутинского предпринимателя Григория Кальниченко, который находился на “ничейной полосе” - вне контроля обеих групп, выступая как символ их компромисса. Убийство было расценено как нарушение мира.
Братья Ифа обвинили в убийстве братьев Харуков, которые конкурировали с Кальниченко на рынке продовольствия. Их бригада провела свое собственное расследование и пришла к выводу, что к убийству причастен Николай Сало, убивший в начале 1990-х гг. вора в законе Шурупа и отсидевший за это четыре года. 31 января 1997 г. боевики братьев Ифа вызвали Сало для переговоров в кафе, где под дулами автоматов разоружили его охранников, а самого Сало увезли на автомобиле. Весной его труп с удавкой на шее и пулевым ранением был найден в реке Воркута (Куйбышев 3.01.98).
Когда бригада Ифов узнала, что конкуренты наводят справки о местонахождении В.Ифа, уехавшего в Москву подписывать контракт, были предприняты контрмеры. В феврале был захвачен, а затем избит один из братьев Харуков. Потерпевший отправился в милицию и написал после уговоров начальника местного отдела по организованной преступности (МООП) А.Чистякова заявление о нападении, в ответ МООП взял братьев Харуков под круглосуточную охрану. Так в конкурентной борьбе двух теневых силовых структур появился третий участник - легальная государственная теневая структура. Братья Иф предложили конкурентам разрешить конфликт мирно. Переговоры состоялись в Житомире, где братья Иф согласились выплатить миллиард рублей наличными в качестве компенсации, но А.Харук потребовал миллион долларов. В.Ифа попросил время для размышлений и вернулся в Москву. Через два дня его самого и его жену расстреляли в Москве около дома, где они снимали квартиру (Куйбышев 3.01.98).
В этом конфликте начальник МООП А.Чистяков взял Харуков под личное покровительство, ссылаясь на их готовность выступить на суде против членов бригады братьев Иф: “Пока они нам нужны, трогать их нельзя. Главное, чтобы они не отказались от показаний на суде”. При этом он стал прикрывать их не только от конкурентов, но и от воркутинской милиции. В прессе высказывалось даже утверждение, что он намеренно игнорирует информацию о причастности к преступлениям членов группировки Харуков, в частности подкинутой в милицию кассеты с признанием Н.Сало в том, что группировка Харуков заказала убийство Кальниченко. В ней были названы исполнители, детали (Куйбышев 3.01.98).

ПРИВАТИЗАЦИЯ ШАХТЫ “ВОРГАШОРСКОЙ”


Из всех шахт Воркуты “Воргашорская” считается наиболее перспективной. Это единственная шахта, которая имела в первой половине 1990-х гг. Геологический и технический потенциал для существования в качестве самостоятельного хозяйственного субъекта и для выживания в условиях рынка. Не удивительно, что только здесь задача приватизации серьезно была поддержана разными группами трудового коллектива. Однако при ее подготовке развернулась острая борьба вокруг формы приватизации.

Конфликт зимой 1992 - весной 1993 гг.


Два подхода к приватизации


В конце 1992 г. в своем интервью городской газете председатель Независимого профсоюза шахты “Воргашорская” Иван Гуридов поднял проблему готовящейся приватизации, очертив контуры своего плана. Его подход прямо перекликался с характерной для того времени анархо-синдикалистской идеей превращения профсоюзов в хозяйственных субъектов:
"Трудовой коллектив намерен приватизировать шахту, ее хозяйственную и коммерческую деятельность, то есть стать собственником контрольного пакета акций. Только тогда все финансовые нарушения у нас будут наказуемы. На шахте не будет директора, его место займет управляющий, которого мы будем назначать сами и который действительно будет думать о нас".
Тогда обсуждались два однотипных плана приватизации: по одному трудовой коллектив должен был получить в свои руки 85%, по другому – 75% акций.
Тогдашний директор “Воргашорской” Ермаков, полемизируя с проектом Гуридова, изложил свое видение перспективы приватизации:
"Шахта - такое производство, которое обязательно знает и падения, не только взлеты. А спад - это необходимость дополнительных инъекций. Кто их даст? Лишь крупные коммерческие структуры, которые, став донорами, заставят уже акционеров играть по своим правилам. И поверьте, тогда уж профсоюзам и пикнуть никто не позволит, а тем более контролировать назначение директора, чего сейчас добивается НПШВ.
А если учесть, что Гуридов, кроме своей председательской профсоюзной должности, занимает еще и должность директора филиала Сыктывкарского профсоюзного фонда работников кооперации и малого бизнеса "Скорпион", а также подал документы с целью учредить малое предприятие, деятельность которого продекларирована как коммерческая, тогда на желание председателя НПШВ, его сторонников приватизировать шахту любой ценой, можно взглянуть несколько по-другому. А именно - НПШВ и его председатель, не являясь большинством коллектива, тем не менее претендуют представлять его весь и завладеть контрольным пакетом акций. То есть, понимаете, Гуридов меня обвиняет в том, что сам хочет сделать.
А теперь следите дальше, какая схема просматривается: в колдоговоре провели пункт о том, что каждый трудящийся имеет право купить у шахты по себестоимости 100 тонн сверхпланового угля - 1200 рублей за тонну. Но так как продать члены коллектива его сами не смогут, то, думается мне, малое коммерческое предприятие Гуридова и НПШВ в стороне не останутся. Тем более, что есть и такая рекомендация в колдоговоре - продавать его через НПШВ. А продажа 460 тыс. тонн угля хотя бы по 3800 рублей - это, согласитесь, огромные деньги. И никаких тебе затрат - ведь и НДС, и железнодорожный тариф платит шахта.
Куда пойдут эти деньги, одному Богу известно. Ведь вряд ли кто знает из тех же членов НПШВ, как расходуются средства их профсоюза - председатель НПШВ, требующий от директора шахты бумажку буквально на каждый чих, держит все в большом секрете." (Заполярье. 1992. 30 дек. С.2-3).

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная