Эпилог - Дарья Донцова Лягушка Баскервилей Даша Васильева 29 Эпилог
Учебные материалы


Эпилог - Дарья Донцова Лягушка Баскервилей Даша Васильева 29



Эпилог


Ивану Федосееву удалось перебраться в отдел к Александру Михайловичу. Как и планировалось, журналисты узнали о раскрытом им – им! – деле. Иван, абсолютно не стесняясь, раздавал интервью, рассказывал о своих озарениях. Ясное дело, обо мне, сделавшей львиную часть работы, он и словом не обмолвился.
Вина Юлии Корольковой была доказана, и женщина отбывает заслуженное наказание. На зону отправилась и Алина Волынкина, до самого конца пытавшаяся свалить вину на Розалию Ларису.
Судью неприятно поразила личность последней. Лариса являлась вроде бы жертвой, ею, словно куклой, вертели другие, более умные, хитрые и патологически жадные люди. Но подобным образом ситуация выглядела лишь на первый взгляд, на второй она смотрелась иначе – Лариса ведь согласилась участвовать в аферах! Будь она честным человеком, сразу сказала бы Юле: «Ни за какие коврижки не пойду с Сергеем в ЗАГС». И потом, шахматы, из за которых разгорелся весь сыр бор, изначально принадлежали матери Юли. Какое право на них имела Лариса? Кстати, на вопрос о том, где находится доска и оставшиеся фигурки, Лариса, не моргнув глазом, ответила:
– Все продано, ничего не осталось.
Но у меня сложилось иное мнение: думаю, она врет. Лариса тщательно спрятала сокровище, она хочет воспользоваться им, выйдя на свободу. В последнее мгновение сердце судьи дрогнуло, и Лариса получила не такой уж большой срок за свои художества. Отбывать наказание она будет на зоне, только теперь у женщины есть человек, который станет о ней заботиться. Берта Густавовна ни на секунду не верит в виновность любимой ученицы и готова слать той посылки, приезжать к ней на свидания и ждать ее возвращения домой.
Елена Николаевна Пацюк отделалась выговором и вынуждена была уйти на пенсию. Кошек Юлии забрал к себе Андрей, который после окончания процесса совершенно бросил пить. Кстати, история с отравлением Сергея могла намного раньше выплыть наружу – Андрей в пьяном состоянии рассказывал кое кому из знакомых про Ларису, но люди не желали слушать бредни алкоголика и не задавались вопросом: имеется ли в его путаных речах хоть доля правды. Одна я набралась терпения.
Меня испуганный Дегтярев заставил лечь в клинику для обследования, но никаких патологических изменений в моем организме врачи не обнаружили. То ли я хлебнула лишь одну капельку яда, то ли, как считает Зайка, зараза к заразе не пристает, но тошнота больше не накатывает на меня волнами, голова не кружится, и в глазах не темнеет. Я полностью здорова и сейчас, уютно устроившись на диване, читаю книжку. За окном хлещет дождь, домашние расползлись по своим комнатам, лето давно прошло, а вместе с ним улетели и погожие денечки.
Резкий звонок в дверь заставил вздрогнуть. Я отложила детектив и заорала:
– Ира, открой!
– Иду, – недовольно ответила домработница. А через минуту сообщила: – Это Тема. Прямо замучил, носится туда сюда, туда сюда, ну чисто вошка на гребне! И когда наконец его дом готов будет?
Я натянула на себя плед. Ирка права, отделочные работы в новом доме затянулись, Тема дергается, а еще он беспрестанно дает Донским деньги. Ну кто бы мог подумать, что в купленном здании столько недоделок! Виктор находит все новые и новые недочеты, оставленные строителями, устраняет их, а воз и ныне там. Впрочем, на самом участке дела сначала обстояли не так плохо: Лада посадила там очень дорогие, адаптированные для русской зимы кактусы, и Тема пришел в полнейший восторг. Правда, через неделю выяснилось, что земля в саду поражена страшной болезнью – корнежоркой, и все «ежики» погибли. Теперь Тема оплачивает лечение земли. Поверьте, это недешево.
Только я начала дремать под теплым пледом, как над моей головой раздался хорошо знакомый голос:
– Дрыхнешь?
От неожиданности я подскочила, увидела Лесю Караваеву и весьма невежливо спросила:
– Это ты?
– Угу, – кивнула Леська. – Беда у нас!
– Что случилось? – испугалась я.
– Говорила им, – забасила Глория Семеновна, вплывая в гостиную, – зачем делать ремонт?
– И так хорошо жили, – подхватил Леня, впихиваясь вслед за мамочкой. – А все она! Леська!
– Я не виновата, – топнула ногой подруга, – хотела, как лучше.
– Конечно, конечно, – закивала Глория Семеновна, – все обычно! Никто не думает Лесю обвинять, но результат…
– Мама, не надо, – простонал Леня.
– Давайте лучше сядем за стол, – мирно предложила я, – и вы все расскажете.
– Куда вещи ставить? – заорала из коридора Ирка.
– Какие? – изумилась я.
– Наши, – ласково пропела Глория Семеновна. – Мы теперь бомжи…
– Надеюсь, не выставишь на улицу? – нервно перебила Леся свекровь. – Нам идти некуда. Олежек с Мариной, слава богу, уехали к ее маме.
Глория Семеновна выхватила из кармана платок и стала промокать глаза.
– Ужасно, – прошептала она.
Я сглотнула слюну и от неожиданности задала совершенно хамский вопрос:
– Вы к нам пожить? Надолго?
– Не знаем, – заныл философ Леня. – Вся моя работа остановилась! Леське хорошо, моталась со своей Кармен по гастролям, в гостиницах жила на готовеньком, а мы с мамой в аду!
Я вздрогнула, взяла себя в руки и приказала:
– Живо рассказывайте, что приключилось!
Глория Семеновна шлепнулась на диван и закрыла лицо платком. Леня устроился около мамочки и с трагичной миной уставился на огонь, весело пляшущий в камине. Леська заломила руки и начала повествование.
Караваевой хочется красоты и уюта. Нет, она не принадлежит к категории людей, которые после посещения Эрмитажа элегически заявляют:
– Чистенько, но бедненько.
Леська вынуждена тащить на себе огромную семью и очень хорошо умеет считать деньги. Но обитать в грязной норе ей тоже неохота, поэтому Караваева поднатужилась, собрала деньжонок и наняла строителей. Вернее, бригаду привел прораб, который сначала невероятно понравился Лесе, – красавец, шикарно одет, ездит на роскошной тачке, пахнет дорогим парфюмом – одним словом, сразу понятно, что зарабатывает много денег. При прорабе имелась жена дизайнер, готовая оформить интерьер. Запросила парочка дорого, но Леська решила, что дешево хорошо не бывает, и ударила со строителями по рукам. Стоит ли упоминать, что никакого договора они не подписывали? Наивная Леська не подумала о бумагах, а строители ей не напомнили. Переделка квартиры была задумана глобальная, Леська уехала с Кармен на очередные гастроли, а когда вернулась домой, то обнаружила, что под потолком тянутся черные трубы.
– Это что? – спросила она у прораба.
– Отопление переделали, – туманно ответил тот.
– Но ведь трубы должны быть в полу, – растерялась Леся.
– Солнышко, – заулыбался красавец строитель, – какая разница! Потолок первого этажа – пол для второго. Понимаете? У вас вроде новые гастроли? Уезжайте спокойно!
Леся вновь укатила. Тут надо пояснить, что Караваева, затевая ремонт, купила часть чердака, и теперь их квартира, находящаяся на последнем этаже, становилась двухуровневой.
В следующий свой приезд Леся обнаружила, что строители сделали одну ванную комнату – при ее спальне, на прежнем чердаке. Остальные помещения лежали в руинах.
– Деньги закончились, – заявил красавчик.
– Как? – ахнула Леська. – Такая сумма!
– У вас на чердаке перекрытия из гранита, – пояснил мачо, – пришлось вызывать спецтехнику.
– Зато какой дизайн ванны, Лесенька, котенька! – засюсюкала жена прораба. – Я так тебя люблю, работаю, как для родной!
Леська машинально нажала на кнопку слива унитаза и уставилась на лужу, которая начала растекаться на полу.
– Хи хи хи, – издала прорабша, – это пустячок, плохо заизолировали.
Потом выяснилось, что изоляция ни при чем – на чердак просто забыли провести трубу канализации.
Каждый раз, возвращаясь из командировки, Леся встречалась со строителями и узнавала новости: деньги закончились! Зато готова электропроводка. Потом выяснялось: если зажечь свет в кухне, то в остальной квартире лампочки гаснут, и от выключателей шарахает током. И все в таком духе. А еще некие таинственные воры постоянно крали закупленный материал. Они унесли замечательные розетки, приобретенные прорабом в супермаркете всего по сто долларов за штуку, сперли зеркала из ванной, уволокли кафель, пачки паркета. Кроме того, у строителей стянули через разбитое стекло машины все чеки.
Кульминации ситуация достигла сегодня. Прорабы объявили о полном завершении работ. Счастливые Караваевы вошли в апартаменты, Леська захлопнула входную дверь, и тут же раздался ужасающий грохот. С одной из стен отвалился здоровенный пласт штукатурки.
– Что случилось? – взвыла Леська.
– Ничего удивительного, – хладнокровно ответил прораб, обдергивая слишком короткую и узкую курточку из кожи питона, – это самая дорогая и технологически продвинутая штукатурка. Она вбирает в себя всю влажность, сушит тем самым стену, а потом отваливается. Собственно говоря, теперь можно заново проводить покраску, и это будет на века.
И тут у Леси снесло крышу.
– Она так ругалась… – промурлыкала Глория Семеновна. – Мне, человеку, пишущему стихи, было очень стыдно. Лесенька употребляла непотребные выражения!
– Право слово, – вклинился в речи мамы Леня, – нельзя забывать, что являешься женой научного работника!
– А главное, – всплакнула Глория Семеновна, – сегодня она наняла каких то лапотных украинцев! Они сейчас рушат почти готовую квартиру. Мы бомжи.
– Я не могу писать свою книгу… – опять занудил Леня.
Мои глаза с сочувствием уставились на Леську. Вот бедолага, мало того что связалась с мошенниками, так еще стала объектом нападок со стороны близких. Надо утешить Караваеву. Сейчас успокою ее свекровь и муженька, пообещаю капризникам приют, вкусную еду, всякие радости, типа сладких ватрушек к чаю, и… Но я не успела раскрыть рот.
– Вы еще не все знаете, – мстительно заявила родственникам Леська. – Глория Семеновна не сумеет поехать на два месяца в Карловы Вары.
– Почему? – изумилась свекровь. – Но мне туда надо! Пью воду и вдохновляюсь.
– А деньги ушли в карман к обманщикам! – пояснила Леся. – Кстати, и Лене в Париж не скататься.
– Как? – хором возмутились мама с сыном.
– Так, – припечатала Леська. – Все накопления к прорабам мошенникам улетели. Сидеть вам в Москве!
– Мы не сумеем отдохнуть… – простонала Глория Семеновна.
– Ага, – закивала Леся.
– Из за этих гадюк? – пришел в негодование муженек философ.
Леська захихикала, а я постаралась изобразить возмущение:
– Фу, Леня! Какие выражения! Ты научный работник и обязан следить за чистотой речи.
Леська откровенно заржала.
– Абсолютно согласна с Дашенькой, – занудила Глория Семеновна, – человек нашего круга обязан сохранять интеллигентность в любой ситуации. Вот я никогда не позволяю себе низменной лексики, это…
– А ну тише! – шикнул Леня. – Слышите? Голоса! Кто то входит в гостиную… Похоже, я этих людей знаю. Запах!
Не успел наш философ захлопнуть рот, как в гостиную проник мерзкий аромат, а потом, как всегда на высоченных каблучищах, влетела Лада.
– Дашуля! – завизжала она. – Приобрела такую плитку!
– Исключительное качество, – подхватил Виталий, вплывая в комнату.
– Эт та кто? – в ужасе заорала Леська.
– Знакомьтесь, – засуетилась я, – Донские, строители, отделывают новый дом Темы, Лада и Витя. А это Караваевы, наши добрые прия…
Остаток фразы застрял в горле.
– Суки! – завопила отбросившая свою манерную велеречивость Глория Семеновна. – А ну верните мои деньги на Карловы Вары! Гадюки! Уроды! Сволочи!
Я онемела. Вот уж не ожидала, что наша поэтесса, человек тонкой душевной организации, дама, никогда не теряющая интеллигентности, в столь полной мере владеет ненормативной лексикой! Да она легко переругает портового грузчика!
Лада и Витя на некоторое время растерялись.
– Это они! – в полном восторге завопила Леся. – Попались, голубчики! Сбежали, номера мобильников поменяли и скрылись? А мы тут! Отдавайте деньги! Теперь не выпустим! Донские кинулись к двери.
– Бей их! – завопила Глория Семеновна, с невероятной для своего веса и возраста скоростью кидаясь за прорабами. – Колбась по черному! Фейсом об тейбл! Где деньги на Карловы Вары? Мочи их в сортире! Мордой об забор!
– Ща вам мало не покажется! – вторила Леська, выбегая за свекровью.
– Господи, – заметался по гостиной Леня, – мой Париж! Чем бы в сучар кинуть? А? Чем?
– Около туалета на первом этаже стоит кошачий лоток, – живо подсказала я. – Ирка всегда ленится его помыть, так что…
– Спасибо, – обрадовался Леня и бросился в указанном направлении.
Я подождала пару мгновений, потом вышла во двор. Перед глазами развернулась дивная картина: Глория Семеновна сидит на распростертой и рыдающей от злости Ладе, а Леня высыпает на красавицу содержимое кошачьего туалета, громко вопя:
– Пока деньги на Париж не вернешь, мыться не разрешим.
Тема, Леся и Маня держат багрового Виталия, собаки с оглушительным лаем носятся по саду.
– Вызывай охрану! – закричал Тема, увидев меня. – Сам хотел их сегодня задержать! Знаешь, на какую сумму они меня кинули? Врали все! «Трубы из Разин…» А я им тогда поверил! Да нет никакой Разии, есть идиоты, не умеющие правильно по английски «Russia» написать! И рабочие не итальянцы вовсе, обычные украинцы, как все! И Витька этот совсем никакой не строитель, он охранником работал в ночном клубе для баб, там его Лада и сняла. Она тогда замужем за строителем была, только супруг измены не стерпел, выгнал Ладу вон. Ничего они не умеют, брешут все. Такой спектакль разыграли! Машины на мои деньги купили. Ну я и кретин! Идиот! Ничего, теперь все вернут!
И тут Виталий вывернулся из рук державших его людей и опрометью кинулся к машине.
– Стой! – завопили мы, бросаясь следом.
– Мама, – орала Леська, – не упустите Ладу!
– Не волнуйся, кисонька, – раздался в ответ голос Глории Семеновны, – сижу на ней и не встану, пока менты поганые, волки позорные не подъедут!
Услыхав последнее заявление всегда такой интеллигентной дамы, я сбилась с шага и чуть не упала. Виталий тем временем впрыгнул в джип, и машина полетела по дороге, дорогая иномарка мгновенно разогналась.
– Вот гад! – выронил Тема. – Ушел таки!
И тут раздался оглушительный грохот, я на всякий случай обхватила голову руками.
Из боковой дорожки за секунду до старта Виталия вырулил черный внедорожник, за ним катил джип охраны. Банкир Сыромятников, очевидно, собрался в фитнес клуб, решил побегать по дорожке. Уносящийся на полной скорости Донской влетел прямо в бронированный автомобиль финансиста. С машиной Сыромятникова не случилось ничего плохого, а джип прораба подскочил, пролетел пару метров по воздуху и шлепнулся на крышу прямо у наших ворот.
Охрана Сыромятникова, на ходу засучивая рукава черных пиджаков, ринулась к поверженной машине и вмиг вытащила оттуда совершенно целого, но насмерть перепуганного Витю.
На мгновение воцарилась тишина. Потом главный охранник вежливо спросил:
– Дарь Иванна! Он, типа, вам кто?
Я улыбнулась:
– Ребята, это вор! Сейчас секьюрити из поселка приедут.
– Значит, можно душу отвести? – обрадовался охранник Сыромятникова. – Напугал он нас, паразит! Все правила нарушил!
– Мочи его! – заорала Глория Семеновна, продолжая восседать на Ладе. – А вот и менты прибыли, вижу прохиндеев! Хватайте его, да покрепче! Эй, и бабу не забудьте! Фу, Хучик, отойди, не пачкай свои лапки о мерзавку!
Я поежилась от холодного ветра и пошла домой. Слава богу, теперь Тема наймет нормальных строителей. Они, конечно, тоже обманут его, но надувательство будет обычным, а не настолько наглым, как в случае с Донскими.
– Вот, мусик, – назидательно сказала Маня, обнимая меня за плечи, – говорила же, что они мерзавцы. Только мы странно устроены: боимся сказать гаду, что он гад. Донским не стыдно было Тему обворовывать, а он стеснялся им все высказать!
Я молча шла к дому.
– А как прикидывались! – тараторила Маруська. – Просто фонтанировали любовью, на самом же деле врали! Их надо было давить сразу! Эта Лада просто лягушка Баскервилей.
– Кто? – не поняла я.
Маня запрыгала от возбуждения:
– Ну, мусик, вспомни сказку! Стрела царевича попала к лягушке, и превратилась она в красавицу. А с Ладой наоборот вышло, сначала царевной прикинулась, затем все встало на свои места: она лягушка, только злая, как собака Баскервилей, ясно?
Я кивнула: по моему, замечательный титул «лягушка Баскервилей» можно присвоить сразу нескольким участницам вышеописанных событий – той же Галине, Юле или Ниле.
– Деточка, – включилась в разговор вновь ставшая интеллигентной поэтессой Глория Семеновна, – ты некрасиво рассуждаешь. Хорошее воспитание и душевная тонкость велят нам любить своих врагов!
Я постаралась сдержать смех. Интересно, как сильно Глория Семеновна обожала Ладу, восседая верхом на прорабше в ожидании милиции?
– Да, – нравоучительно повторила Глория, – врагам нужна наша любовь.
Маруська фыркнула и убежала в дом. Я наклонилась и взяла на руки трясущуюся от холода Жюли. Думаю, Глория ошибается. Мне всегда казалось: вместо того чтобы любить врагов, следует лучше относиться к своим друзьям.

1 Подробнее об этой истории читайте в книге Д. Донцовой «Ромео с большой дороги». Издательство «Эксмо».

2 Препарат придуман автором. Но в продаже имеются всякие средства, якобы отбивающие тягу к алкоголю. (Прим. автора.)

3 Каре рояль – одна из выигрышных комбинаций карт в покере. (Прим. автора.)

4 Подробно в книгах «Крутые наследнички», «За всеми зайцами», «Дама с коготками», «Дантисты тоже плачут» об истории семьи Даши Васильевой. Издательство «Эксмо».

5 О появлении в доме этого странного существа рассказано в книге Дарьи Донцовой «Досье на Крошку Че», издательство «Эксмо».

6 Суржик – дикая смесь из неправильно произнесенных украинских и русских слов, характерна для людей, не владеющих хорошо ни тем, ни другим языком. (Прим. автора.)

7 Бойся данайцев, дары приносящих. (Прим. автора.)

8 Борджиа, или Борджа – знатный род, игравший значительную роль в истории Италии в XV–XVI веках. Имена Лукреции и Чезаре Борджиа стали синонимами слова «отравитель». (Прим. автора.)

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная