Глава 8. В Хогвартсе - Закончен Глава 8. В Хогвартсе. Глава 9. Проект.
Учебные материалы


Глава 8. В Хогвартсе - Закончен



Глава 8. В Хогвартсе.


Анжела с энтузиазмом показывала Кортни замок и его окрестности. Она знала эти места не хуже любых других учеников, потому что периодически жила здесь с тех пор, как ей исполнилось четыре года. Кортни же пребывала в абсолютной уверенности, что никогда не сможет запомнить все эти коридоры и лестницы, тем более что они еще и постоянно меняли свое расположение.
Когда они поднимались по одной из лестниц, нога Кортни внезапно провалилась сквозь ступеньку. Анжела, услышав ее негодующий вопль, обернулась и тут же начала хохотать.
— Прости, совсем забыла предупредить тебя о фальшивой ступеньке. Тебе нужно научиться перепрыгивать ее. Давай, помогу, — Анжела втащила Кортни обратно на ступеньки.
А потом когда они добрались до очередного лестничного пролета, Кортни чуть не упала, потому что он внезапно начал двигаться.
— Да эти лестницы просто опасны! — сердито воскликнула она, вызвав этим у Анжелы новый приступ смеха. — А еще я унаследовала неуклюжесть от моей мамы! Папа у меня двигается, как кот, а мама даже не может носить туфли на высоких каблуках, потому что все время спотыкается.
Девочки продолжили бродить по замку. Анжела рассказывала Кортни про портреты на стенах (с некоторыми из них они даже поболтали), показывала комнаты и все остальное, мимо чего они проходили. По пути им встретилось немало призрачных обитателей замка: Почти Безголовый Ник, Серая Леди, Толстый Монах и, к несчастью, Пивз.
Они спустились вниз, чтобы осмотреть подземелья. Когда Анжела показывала Кортни кабинет зельеваренья, из соседнего кабинета вылетел мужчина, похожий на огромного коршуна.
Заметив их, он рявкнул:
— Что вы здесь делаете?
— Профессор Снейп, директор попросил меня показать Кортни Хогвартс. Она магглорожденная ведьма и поступает на первый курс, — с уважением произнесла Анжела.
Профессор Снейп хмыкнул и быстро зашагал вниз по коридору.
— Что это было? — хихикая, спросила Кортни.
— Это профессор Снейп, он преподает зельеваренье. Он очень знаменит в своем деле. А вообще, мама с папой советовали с ним не ссориться. Раньше он ненавидел всех учеников не с его факультета — Слизерина — но Дамблдору удалось немного смягчить его, и теперь он обрушивает на тебя кару небесную, только когда ты плавишь котлы.
— А откуда ты это знаешь?
— От кузенов. У меня шесть двоюродных братьев и сестер, которые сейчас учатся в Хогвартсе, а пятеро его уже окончили. Дело в том, что мой папа был шестым из семи детей в семье. К счастью, семьи моих дядей довольно маленькие. Из них всех у папы детей больше всего. Кстати, в этом году в Хогвартс идет мой двоюродный брат Калеб, его папа — дядя Фред.
Продолжая свою прогулку, девочки встретились еще со многими учителями — и все они оказались куда более приятными людьми, чем профессор Снейп, отметила про себя Кортни. Анжела представила ее заместителю директора и преподавательнице трансфигурации профессору МакГонагалл, учительнице по полетам на метле Джинни Финч-Флетчли (Анжелиной тете), профессору Уизли — он преподавал чары, и профессору Лонгботтому, который учил травологии. Они уже направлялись в комнаты Анжелиной мамы, как вдруг столкнулись с профессором Блеком и еще одним мужчиной, которого Кортни пока не знала.
Он представился как Римус Люпин, учитель по заботе о магических существах, но как выяснила Кортни, этого предмета у нее не будет до третьего курса.
— А какие еще предметы предоставляются на выбор? — спросила она после того, как Сириус предложил им вместе перекусить.
— Ну, — начала Анжела, не дав профессорам вставить и слова, — во-первых, забота о магических существах, потом арифмантика, прорицание, древние руны и еще один-два предмета, которые преподаются, только если их хоть кто-нибудь выбрал, например, «Музыка и Магия» или «Теория магии», а в какой-то год даже ввели было «Магию без использования волшебной палочки». Раньше маггловедение тоже было выборочным предметом, но в последние десять лет оно стало обязательным для всех чистокровных первокурсников. А магглорожденные вместо этого ходят на дополнительную историю магии.
— Хочешь сказать, у меня будет в два раза больше истории?
— Не совсем так, — сказал Сириус. — На первой истории магии с профессором Грейнджер, посещаемой всеми, будут нормальные уроки, а там, куда ходят только магглорожденные, вы просто прослушаете интересный курс, не требующий особых самостоятельных занятий или много домашних заданий, это скорее… введение в магическую культуру. Вы узнаете то, что маги, выросшие в нашем мире, знают с рождения. И то же самое происходит на уроках маггловедения для чистокровных магов — они узнают, каков ваш мир.
— Что ж, это разумно, — решила Кортни.
* * *
Вечером Гермиона нашла девочек и отвела их к главному входу. Шли они довольно спешно. Ученики вторых и выше курсов уже начали заполнять главный зал, а Кортни и Анжела ждали вместе с профессором МакГонагалл первокурсников, которые должны были приплыть на лодках через Хогвартское озеро.
Когда они прибыли, заместитель директора повела их за собой в главный зал на распределение. Анжела объяснила Кортни, как оно проходило, и рассказала немного о факультетах. Кортни решила, что ей вполне подошел бы Рейвенкло.
На стул положили сортировочную шляпу, и та начала петь, сильно подивив этим Кортни, хотя Анжела и говорила ей про поющую шляпу. Все-таки шляпы, распевающие песни, были для Кортни чем-то странным и необычным, по крайней мере пока.
Шляпа закончила петь, стихли аплодисменты, и профессор МакГонагалл развернула свиток пергамента, начав зачитывать имена.
И первым зазвучало:
— Кортни Барнс! — «Наверное, на “А” никого нет», — подумала Кортни, садясь на стул и надевая шляпу.
«Ну, здравствуй. Так, куда тебя направить?» — раздался тихий голос у нее в голове.
«Как насчет Рейвенкло?» — предложила Кортни.
«Ну, не могу отрицать, ум тебе достался неплохой, но я не уверена», — размышляла шляпа, — «ведь ты еще и очень решительная юная леди. Тебе подошел бы и Слизерин, у тебя даже есть… о, Боже, этого я не встречала уже много лет».
«Чего — этого?» — в некотором замешательстве спросила Кортни.
«Все в порядке. Просто ты обладаешь редким талантом, которого я не встречала с… впрочем, не важно. Так что Слизерин тоже хороший вариант».
«Вы считаете?» — в сомнении протянула Кортни.
«Хммм, а может, ты и права. Как я вижу, с хитростью и ловкостью у нас туговато…»
Кортни покраснела, «Ага».
«Ну тогда я думаю, лучше всего тебе подойдет Гриффиндор. Ты проявила большую решительность и смелость, приехав сюда несмотря на отношение твоего отца. Да, пускай будет ГРИФФИНДОР!» — последнее слово шляпа выкрикнула вслух, и со стороны одного из столов, вероятно, Гриффиндора, раздались громкие аплодисменты.
Кортни вскочила со стула и бросилась к своим новым одноклассникам, усевшись рядом с темноволосой пятикурсницей, представившейся как Моника Уизли.
— Уизли? Ты одна из кузин Анжелы?
— Да, моего отца зовут Перси Уизли.
Кортни сдвинула брови.
— Перси Уизли? Кажется, я где-то слышала это имя.
Моника кратко кивнула.
— Вполне вероятно. Он министр магии.
— О, точно! Я читала о нем в одной из книг.
Она познакомилась еще с некоторыми учениками, а затем они вновь обратили внимание на проходящее распределение. Как раз в это время «Джонс, Бенджамин!» отправился в Рейвенкло.
Распределение продолжалось. Близнецы Меган и Тимоти отправились в Гриффиндор, а «Маркс, Тифани» — в Хаффлпафф. Кортни в это время пыталась успокоить бунтующий желудок — все-таки последний перекус с профессорами был довольно давно. Наконец свиток кончился на Анжеле и Калебе, которые отправились в Гриффиндор.
Встал профессор Дамблдор.
— Добро пожаловать в Хогвартс! Начинается новый учебный год! А теперь принимайтесь за угощение!
На столах появились горы еды, и Кортни с удовольствием принялась уплетать цыпленка по-королевски. Анжела, сидевшая по ее правую руку, очень радовалась, что они будут жить в одной комнате.
Они разговорились с двумя другими девочками, будущими соседками по комнате — Меган Стрэтфорд и Кэти Коркоран. Кэти была магглорожденной, как и Кортни, а Меган — полукровкой — ее мама-ведьма вышла замуж за папу-маггла. Услышав о семье Меган, у Кортни возник вопрос, который она задала всем вместе:
— А какой урок посещают полукровки? Маггловедение или дополнительную магическую историю?
Ей ответила Моника:
— Это зависит от того, как их воспитывали. Вот у Калеба, например, мама — маггла, но рос он в основном в магическом мире, поэтому он пойдет на маггловедение. А иногда бывает наоборот. Если ученик одинаково хорошо ориентируется в обоих мирах, он идет на маггловедение. Впрочем, в таких случаях родители иногда просят школу организовать ему обучение по каким-то другим предметам, например, биологии, физике, химии, алгебре и тому подобному.
— Эта шляпа какая-то странная, — заметила Кортни.
— Что ты имеешь в виду?
— Ну она сказала мне, что я обладаю особым талантом, который она не встречала уже много лет. Вот я теперь и думаю, что бы это могло быть.
— Ну, я тем более не знаю. Может быть, узнаешь на одном из уроков. Кстати, ты же вроде собиралась написать письмо домой.
— Как раз хотела начать, — Кортни потребовалось несколько минут, чтобы научиться писать пером на пергаменте, не оставляя клякс. После этой тренировки она решила наконец начать писать письмо.
"Дорогие мама, папа и Майкл,
Ух, эти несколько дней были просто потрясающими. Вчера мы делали покупки в Косом переулке, и было так здорово! Я купила сову, и назвала его Рекс — это он принес вам письмо. Купила также все необходимые книги, принадлежности (для зелий они были очень странными) и волшебную палочку. Она из вяза, двадцать шесть сантиметров длиной, а внутри — перо феникса. Вы представляете, фениксы существуют на самом деле! В общем продавец палочек сказал мне, что перо для моей палочки дал феникс директора школы, и что только в двух других палочках были его перья — темного мага и мужчины по имени Гарри Поттер.
Хогвартс — это что-то! Просто как в сказке. Портреты в замке двигаются и говорят. Я попала в Гриффиндор — считается, что тут все храбрые. А еще есть три других факультета: Хаффлпафф — там все очень верные, в Рейвенкло — мудрые, а в Слизерине — амбициозные. Шляпа (очень старая шляпа, которую нужно надеть, и тогда она говорит, на какой факультет ты пойдешь) сказала, что я хорошо бы училась в Слизерине. А потом она добавила кое-что странное — что у меня есть особый талант, которого она давно не встречала. Может, это как-то связано с моей палочкой, потому что ее здесь тоже все считают особенной. Вы когда-нибудь замечали у меня странные таланты?
Ладно, я пойду спать, завтра начинаются уроки.
Пока, я вас всех люблю!
Кортни."
Она отправила письмо с Рексом, легла в постель и тут же заснула.
* * *
Через два дня после того как семья Барнсов (за исключением Кортни) вернулась в Лондон, они получили ее письмо. Жена Дэвида уже простила его за то, что он не остался встретить женщину, которая должна была забрать Кортни и отвезти ее за покупками, а потом в школу. Когда Кэтрин радостно развернула письмо и начала читать его вслух, Дэвид вышел из комнаты. Он не хотел его слышать.
Кэтрин снова разъярилась, но решила обождать, пока Майкл не пойдет в школу, чтобы поговорить с Дэвидом, однако, утром он ушел на работу рано. И только после того как Майкл вечером заснул, Кэтрин удалось поймать мужа.
— Ты что вообще отказываешься с ней общаться? — негодующе воскликнула она.
— Я не хочу ничего знать о ее школе, Кэтрин. Я не хотел, чтобы она туда ехала, и не думай, что я когда-либо изменю свое решение. Просто скажи, все ли с ней в порядке. Больше мне знать ничего не нужно, — он перевернулся на другой бок в их постели, отвернувшись от нее, и приготовился спать. Кэтрин через некоторое время заснула.
Услышав мерное дыхание жены, Дэвид тихо встал с кровати. Он знал, что Кэтрин не проснется — у нее был очень глубокий сон. Он прошел в гостиную, включил лампу и, зажав в руке письмо, опустился на диван. Он сказал неправду — ему просто необходимо было знать, как дела у дочери. Он хотел знать каждую мелочь, услышать обо всем, что с ней произошло, но он не мог сказать об этом Кэтрин. Он не поймет, почему он так страстно желает держаться подальше от волшебников, но при этом хочет следить за каждым шагом своей дочери в магическом мире — он и сам не до конца себя понимал. Дэвид развернул письмо и дважды прочел его.
— Особый талант, — прошептал он и вспомнил об одном событии, произошедшим, когда Кортни было пять лет.
* * *
Они втроем пошли в Лондонский зоопарк. Беременная Майклом Кэтрин отошла в туалет, а Дэвид и Кортни отправились в террариум. Они разглядывали яркую мокассиновую змею, и та подползла ближе к стеклу, чтобы посмотреть на них.
Кортни хихикнула, помахала ей рукой и вдруг сказала:
— Привет.
Дэвид замер, услышав, как из уст ее дочери раздалось шипение. «Нет! Она не могла это унаследовать», — подумал он. Змея тем временем ответила Кортни:
— Привет, малышка.
Кортни снова хихикнула, а Дэвид быстро схватил ее и увел прочь из террариума.
* * *
Дэвид встряхнулся и вернул письмо обратно на кухонный стол. Он заново налили воды Рексу и отправился спать.

Глава 9. Проект.


На следующее утро Анжела и Кортни опоздали на завтрак — они действительно легли спать очень поздно. Когда девочки, запыхавшись, подбежали к своему столу, профессор МакГонагалл вручила им расписания. Кортни тут же схватила теплую булочку и принялась намазывать ее маслом, а Анжела углубилась в свое расписание.
— О, класс! У нас сегодня первый урок — мама. А потом маггловедение, значит, у тебя мама ведет два урока. Потом ленч, а потом сдвоенные чары.
— Сдвоенные чары? — переспросила Кортни.
— Это значит, урок будет длиться в два раза больше обычного, и нас соединят с другим факультетом. Например, сегодня у нас чары с рейвенкловцами. Давай скорей, нельзя опаздывать в первый день учебы.
Кортни пробежалась глазами по своему расписанию, сделала глоток тыквенного сока и поспешила вместе с подругой к выходу из главного зала.
— Добро пожаловать на историю магии. На этих занятиях вы узнаете многое о магической истории и нашем обществе, — произнесла профессор Грейнджер, начиная урок. — В этом полугодии вам также предстоит сделать проект по истории — вы должны будете написать о жизни любого волшебника или ведьмы. Пожалуйста, к следующему уроку сделайте выбор, о ком будете писать. Поскольку я не хочу, чтобы все писали об одном и том же человеке, спорного волшебника получит тот, кто первый подаст заявку. Если вы хотите делать проект по Гарри Поттеру, напишите мне пару строк о том, почему вы хотите изучать именно его, и я решу, кому отдать проект, — затем профессор перешла к лекции — местами довольно интересной — о возникновении британского министерства магии.
Кортни издала мученический стон, разминая руку. Она исписала тонны бумаги на уроке профессора Грейнджер, и мускулы свело судорогой. Пока Анжела собирала вещи, чтобы отправиться на маггловедение, Кортни спросила:
— Встретимся на ленче?
— Ой, прости, у меня не получится. Сегодня я ем с мамой. Она попросила меня прийти в ее комнаты, — извинилась Анжела. — Но мы встретимся на чарах.
— Ладно, — сказала Кортни, и Анжела отправилась на следующий урок.
Пока класс постепенно заполнялся магглорожденными учениками, профессор Грейнджер стерла с доски то, что она написала на предыдущем уроке, и начала делать новые записи. Когда все собрались, она закрыла дверь, встала перед своим столом, и, опираясь на него, обратилась к ученикам.
— Эти уроки станут для вас своеобразным введением в мир магов. Мы изучим новейшую историю нашего мира, а также обратим внимание различные аспекты современной массовой культуры волшебников.
— Начну я с рассказа о Первой и Второй войнах с Темными силами, поскольку именно они оказали наибольшее влияние на современное состояние магического мира.
— У вас будет очень мало домашних заданий — меньше, чем у тех учеников, которые изучают маггловедение, потому что вы, в отличие от них, сейчас находитесь в изучаемом вами мире, и, следовательно, знания будут усваиваться быстрее.
— Я сама магглорожденная ведьма, и понимаю, как непросто освоиться в новом для вас мире, поэтому если у кого-то появится вопрос, задавайте его, не стесняясь.
— Итак, — Гермиона вздохнула, переключаясь на «лекционный режим». — Первая война с Темными силами началась в 1971 году, когда появился Вольдеморт. Чуть позднее я расскажу вам о самом Вольдеморте, а сейчас вам лишь необходимо уяснить, когда все началось. Вольдеморт быстро набирал сторонников, которых он называл Пожирателями Смерти. Своей целью Вольдеморт ставил уничтожение магглорожденных ведьм и волшебников, а также полукровок, после чего он планировал напасть на мир магглов. Многие ученые сравнивали Вольдеморта с Гитлером.
— С 1972 по 1981 годы Вольдеморт постоянно нападал и уничтожал тех, кто был не согласен с его взглядами. Во главе людей, выступивших против него, стоял Альбус Дамблдор. Хогвартс оставался школой, но также был и штаб-квартирой Ордена Феникса, организации, объединившей силы Света.
— В октябре 1981 года Вольдеморт был повержен. Точные причины этого до сих пор (по большей части) покрыты завесой тайны. В то время Вольдеморт нацелился на то, чтобы убрать со своего пути семью Поттеров. Об этом Дамблдору сообщил наш шпион в стане Вольдеморта. Лили и Джеймсу Поттерам со своим грудным сыном Гарри пришлось затаиться: чтобы их никто не мог найти, они воспользовались заклинанием Фиделиус. Это заклинание не позволяло Вольдеморту узнать о том, где они находились — а секрет хранился у одного человека. Но хранитель тайны предал Поттеров, и Вольдеморт нашел их. Он убил Лили и Джеймса, но когда попытался убить Гарри Поттера, заклятие убийства отскочило от мальчика и поразило самого Вольдеморта. Он не умер, но лишился своего тела и растерял все свое могущество.
— Лили принесла себя в жертву, чтобы Гарри мог остаться в живых, и предполагается, что ее жертва защитила его от заклятия. Однако и раньше происходило много подобных историй, когда один человек умирал за другого, но тем не менее второго это не спасало. Следовательно, в самом Гарри Поттере было что-то такое, что отразило заклятье убийства. Он единственный, кто выжил, подвергнувшись этому заклятью.
— После исчезновения Вольдеморта, большинство волшебников стало притворяться, что ничего подобного никогда и не происходило. А это было очень опасно, потому что Вольдеморт, к сожалению, не умер. И если бы после его исчезновения волшебники предприняли более активные действия, возможно, он никогда бы не вернулся. Но в 1994 году Вольдеморт возродился. С этого события началась Вторая война с темными силами, окончившаяся в 2005 году.
— Один из слуг Вольдеморта помог ему получить новое тело. Для этого Вольдеморт использовал кровь Гарри Поттера, которому тогда было почти пятнадцать лет. Вольдеморт снова принялся нападать на волшебников — и атаки были гораздо более яростными и жестокими, чем в первую войну. Слуги Вольдеморта обрушили на наш мир серию бесчеловечных зверств. Это была темная полоса в моей жизни, так же как и в жизни многих других профессоров. Многие из нас потеряли родных и близких. Наконец в 2005 году Вольдеморт был побежден, и случилось это прямо перед воротами Хогвартса.
— Всё это я рассказала вам вкратце, дальше мы рассмотрим события тех лет более подробно. А пока, кто-нибудь из вас хочет задать какой-нибудь вопрос?
Руку подняла девочка из Хаффлпаффа.
— А кто победил Вольдеморта?
— Его победили Гарри Поттер с Альбусом Дамблдором.
Вверх взмыла еще одна рука — это был мальчик из Рейвенкло. Когда профессор дала ему слово, он спросил:
— Один из мальчиков в нашей спальне сказал, что Гарри Поттер исчез много лет назад. Где он сейчас?
Гермиона вздохнула: она знала, что этот вопрос будет задан. Из года в год повторялось одно и то же.
— Никто не видел Гарри Поттера вот уже шестнадцать лет. Он покинул магический мир после битвы, в которой они с директором окончательно победили Вольдеморта.
— А почему он исчез? — спросила все та же девочка из Хаффлпаффа, которая задала первый вопрос.
— Когда Гарри Поттеру было пятнадцать лет, его обвинили в одном преступлении и признали виновным. Его заключили в Азкабан. Азкабан — это волшебная тюрьма, расположенная на острове и охраняемая аврорами*. Когда шпионы Дамблдора узнали, что Вольдеморт планирует напасть на Азкабан, Гарри Поттера перевезли в Хогвартс. Это произошло в 2005 году. Спустя несколько месяцев, когда он помог Альбусу победить Вольдеморта, была доказана его невиновность.
— После этого Гарри Поттер покинул магический мир. Он провел в тюрьме десять лет за преступление, которого не совершал.
— После этого была полностью реформирована система правосудия. Дело в том, что Гарри Поттер был не первым человеком, которого отправили в тюрьму за преступление, которого он не совершал. Помните, я упоминала про Хранителя тайны Поттеров? Так вот, того человека, которого все считали хранителем, на самом деле подставили, и, обвинив в тринадцати убийствах, отправили в Азкабан. Через двенадцать лет он сбежал, а в 1995 году была доказана его невиновность.
Руку поднял мальчик из Слизерина.
— А кто это люди? Шпион этот, хранитель тайны и тот, про кого все думали, что это он хранитель?
Гермиона вздохнула. Ни Сириусу, ни Северусу это не понравится, но ведь дети все равно узнают так или иначе.
— Шпионом был Северус Снейп, ваш преподаватель зельеварнья. Хранителя тайны звали Питер Петтигрю, он погиб в битве в 1999 году. Человек, которого считали хранителем, и который провел двенадцать лет в Азкабане — это Сириус Блек, ваш преподаватель защиты от темных сил.
Ответив еще на много вопросов, Гермиона отпустила детей на ленч. Она медленно шагала в свои комнаты, где ее уже должна была дожидаться Анжела. Гермиона в который раз задумалась о том, почему они рассказывают детям подправленную историю.
Те, кто забывает о прошлом, обречены его повторить. Эта фраза, словно колокол, билась у нее в голове.
Особенно яростно протестовал против идеи смягчения излагаемой на уроках и в учебниках истории Сириус, но в конце концов даже он сдался. Они защищают молодое поколение.
И снова в голове ее зашептал голосок: «Нет, вам просто слишком стыдно признать свои ошибки».
Гермиона встряхнула голову и ускорила шаг, приближаясь к своей комнате.
* * *
Ленч Кортни провела в библиотеке, читая про Гарри Поттера. Она хотела узнать о нем больше, и не только после того, что услышала сегодня на уроке, а из-за своей палочки.
Как ни странно, в библиотеке про него нашлось очень мало информации.
Кортни также вспомнила, как в Косом переулке профессор упомянула о том, что Гарри Поттера обвинили в убийстве, а в классе она этого не сказала, и ни одна из книг не содержала упоминания этого факта. Кортни вздохнула и открыла очередной фолиант. Это же какая-то глупость! Если Гарри Поттер столь велик и почитаем в волшебном мире, как они утверждают, то почему он тогда навсегда оставил магический мир — неужели просто из-за того, что его заключили в тюрьму? Да, конечно, это ужасно, но ведь в конце концов тюрьма — не камера пыток.
По крайней мере маггловская тюрьма. Как только эта мысль прокралась ей в голову, Кортни резко выпрямилась на стуле — а что если причина именно в этом? Возможно, с Гарри Поттером в тюрьме произошло нечто, после чего он просто не смог больше оставаться в магическом мире? Но что? В словах профессора Грейнджер не было ни единого намека на что-то подобное.
Что ж, наверное, не столь маловероятным будет предположение, что в библиотеке нет всей правды — достаточным свидетельством этого было подозрительное отсутствие информации о Гарри Поттере, словно они что-то пытаются скрыть.
Кортни вздохнула и закрыла книгу. Может быть, что-нибудь обнаружится в архивах газет. Она проштудировала все газеты, вышедшие до ее рождения, и, к своему глубокому возмущению, обнаружила, что некоторые номера отсутствовали. А именно: издания, датированные ранней весной 1995 года, а также все номера поздней весны 2005 года. Вероятно, размышляла Кортни, именно тогда происходил арест и освобождение Гарри Поттера.
Зазвенел звонок. Кортни подпрыгнула от неожиданности и, раздраженно зашипев, быстро запихала книги в сумку и побежала на чары.
Профессор Уизли приподнял бровь, когда она шумно влетела в класс:
— Очень приятно, что вы все-таки решили к нам присоединиться, мисс Барнс. Садитесь. На этот раз я не сниму с вас баллы за опоздание, но в следующий раз — обязательно.
Все грифиндорцы облегченно вздохнули, а красная от смущения Кортни села рядом с Анжелой. Они принялись разучивать заклинание левитации Вингардиум Левиоса.
После урока Кортни и Анжела отправились в башню Гриффиндора, по дороге обсуждая первый школьный день.
— Так почему ты опоздала на чары? — поинтересовалась Анжела.
— Я сидела в библиотеке, и потеряла счет времени.
— Зачем тебе понадобилось идти в библиотеку в первый день занятий? — спросила Анжела.
— Я искала информацию для моего проекта по предмету твоей мамы! — защищаясь, ответила Кортни.
Анжела закатила глаза и просто сказала:
— Да, маме ты понравишься.
А затем Анжела начала рассказывать о том, как у них прошел урок маггловедения и обо всех восхитительных штучках, что им показали на уроке.
— А еще знаешь что? У магглов есть такая штука, называется иннер-нет, и с его помощью они общаются и находят разную информацию. Нам про это рассказал профессор Криви! У тебя есть иннер-нет?
Кортни хихикнула — восхищению Анжелы просто не было предела.
— Он называется интернет, а не иннер-нет. И конечно, он у меня есть. У всех есть. В моей комнате стоит портативный компьютер с беспроводным соединением, и даже веб-камера.~
Анжела перестала ее понимать с первого же предложения, и Кортни пришлось объяснять, что такое портативный компьютер, беспроводное соединение и веб-камера+.
Все это жутко заинтересовало Анжелу, и она заваливала Кортни вопросами весь ужин.
После ужина они вдвоем сидели в уголке общей комнаты, делая домашнюю работу.
— А кого ты выбрала для своего проекта? — спросила Анжела, перелистывая страницы своей книги «Волшебный сборник знаменитых и не очень людей» и пытаясь сделать выбор.
— Эрм… ну, я бы хотела делать проект по Гарри Поттеру.
Анжела фыркнула.
— Удачи тебе. Про него все хотят писать.
Тон, которым она произнесла это, удивил Кортни.
— Почему ты так об этом говоришь? Тебе не нравится Гарри Поттер?
Анжела вздохнула.
— Я не просто понимаю, что в нем такого. Я хочу сказать, это же не он одолел Вольдеморта в тот первый раз, а во второй раз он всего лишь помог директору сделать это. А потом вдруг взял и исчез, испортив всем жизнь. И зачем надо было такой шум поднимать вокруг своей персоны?
— «Испортив всем жизнь»? Что ты имеешь в виду? — непонимающе спросила Кортни.
Анжела снова вздохнула и полностью повернулась к Кортни, посмотрев ей в глаза.
— Мои мама и папа были знакомы с Гарри Поттером. Мама никогда мне не рассказывала, насколько хорошо они его знали, но, очевидно, достаточно хорошо, потому что каждый раз, когда она говорит о нем, она чуть не плачет. Я не люблю, когда мама плачет, а все из-за этого Гарри Поттера.
Кортни задумчиво кивнула, сохранив эту информацию для дальнейшего рассмотрения — вместе с остальными, довольно ограниченными ее знаниями о Гарри Поттере.
На следующее утро несмотря на то, что до урока по истории магии оставалось еще через два дня, Кортни сдала профессору Грейнджер лист пергамента, где в нескольких предложениях объясняла, почему она хочет делать свой проект по Гарри Поттеру.
«Я магглорожденная ведьма, — гласила записка, — и я очень мало знаю о магическом мире, поэтому я хотела бы делать свой проект по Гарри Поттеру — ведь он, очевидно, является одной из центральных фигур новейшей истории. К тому же поскольку все почему-то считают, что то, что моя палочка — сестра палочки Гарри Поттера — это так странно/удивительно/восхитительно, я все равно собиралась побольше узнать о нем, так что могла бы поделиться своими открытиями со всем классом».
Кортни хотела написать и третью причину своего выбора — желание заполнить подозрительные пробелы в книгах, которые она читала, но сдержалась, решив, что ей могут запретить заниматься этим, если узнают, что она подозревает о том, что от учеников что-то скрывают.
Входя на следующий день в кабинет профессора Грейнджер, Кортни очень волновалась. А вдруг ей не разрешат делать проект, который она хочет?
— Итак, класс, пожалуйста, передайте мне свои объяснения, почему вы хотите писать о том или ином волшебнике. В конце урока я скажу, кто кого получает. На сегодняшнем занятии вы будете читать вторую главу из учебника, а я пока прочту то, что вы написали.
Когда ребята услышали, что они целый урок будут читать учебник, раздался коллективный стон, на что профессор спокойно протянула:
— Или, может, дать вам контрольную…
Ученики немедленно зашуршали книгами.
Кортни рассеянно глядела в книгу, даже не разбирая, о чем в ней говорилось (а именно: о магических законах). Ее мысли были заняты тем, получит ли она возможность делать проект по Гарри Поттеру.
Кортни даже не пыталась понять, почему судьба этого волшебника стала для нее чем-то настолько важным.
— Итак, класс, не каждый из вас получает тех, кого вы выбрали. Кайл Холл, вам придется выбрать кого-то другого — Кэти Коркоран попросила Мерлина первой. Калеб, тебе тоже придется выбрать другого волшебника, Анжела первой попросила Виктора Крама. Гэри Патил, Генри Брукс, и Меган Стрэтфорд, вам всем придется придумать иную кандидатуру — Гарри Поттера получает Кортни Барнс.
Кортни едва удержалась, так ей хотелось вскочить с места и победно закричать.
Трое ее одноклассников выглядели разочарованными, но не убитыми, в отличие от Калеба, который кидал на свою кузину злобные взгляды.
«Интересно, кто такой этот Виктор Крам?» — подумалось Кортни, в то время как Меган, подняв руку, спросила, кто получил Гарри Поттера на других факультетах.
Профессор Грейнджер вздохнула, но ответила:
— До вас у меня были только рейвенкловцы. У них по Гарри Поттеру делает проект Чарли Лонгботтом.
Кортни попыталась вспомнить, как выглядел Чарли Лонгботтом — кажется, это тот невысокий восточного вида мальчик. Она вспомнила, как Анжела рассказывала ей, что он третий ребенок в семье, а оба его старших брата играют за рейвенкловскую команду по квиддитчу.
Когда урок закончился, Гермиона подозвала Кортни к себе. Но заговорила профессор, лишь когда все остальные ученики вышли.
— Я рада, что ты интересуешься Гарри Поттером, но поскольку ты магглорожденная ведьма и, следовательно, не знаешь, я должна тебя предупредить. Я знаю, что Анжела собирается написать Виктору Краму и попросить дать ей личное интервью. Многие другие ученики, которые пишут о живущих ныне волшебниках, тоже собираются сделать что-то подобное. Так вот, я советую тебе не пытаться писать Гарри. Он очень плохо относится ко всему, что связано с магическим миром, — Гермиона сделала небольшую паузу, словно решая, стоит ли говорить дальше, но затем продолжила. — Прежде чем он покинул магический мир, Гарри оставил предупреждение, что все, кто попытается как-то связаться с ним, пожалеют. Не все вняли этому предупреждению и столкнулись с последствиями.
Кортни было чрезвычайно любопытно, что произошло, поэтому она спросила:
— Что вы имеете в виду?
Гермиона вздохнула.
— Одиннадцать лет назад я ему написала, но ответа не получила. Пять лет назад я решила написать еще раз, и на этот раз он мне ответил. Нет, он не написал письма — вместо этого я получила два заклятья. Из-за одного я две недели не могла говорить, а из-за другого — целый месяц не могла нормально пользоваться своими руками. Так что, я советую тебе не писать ему, потому что последствия этого будут очень неприятны.
Кортни бережно сохранила и эту информацию, рассчитывая позже ее хорошенько обдумать, поблагодарила свою учительницу и отправилась на следующий урок.
Всю последующую неделю Кортни едва ли слышала, о чем говорили преподаватели на уроках, так увлечена она была поиском любой информации о Гарри Поттере — ей хотелось знать о нем всё. Она узнала имена людей, которые играли в одной с Гарри команде по квиддитчу — и Оливер Вуд, Кэти Белл и Алисия Спиннет ответили на ее письма и написали ей все, что они вспомнили о Гарри. Кортни спросила Анжелу, стоит ли ей попросить о том же и ее родителей, но Анжела умоляла ее не делать этого, чтобы не расстраивать ее маму. Наконец Кортни согласилась и решила вместо этого поговорить с директором и некоторыми другими учителями.
Особенно помог Кортни профессор маггловедения — Дэннис Криви, подарив ей несколько снимков Гарри в юности.
Когда Кортни впервые глянула на фотографию, она не смогла сдержать удивленного аханья — у мальчика на снимке были черные волосы, зеленые глаза и шрам на лбу. Строение лица было несколько иным, как и телосложение, но от нее не укрылось странное сходство между Гарри Поттером и ее маленьким братом.
И несмотря на все это Кортни была недовольна. Она не нашла той информации, которую стремилась получить. В истории Гарри Поттера зияли огромные дыры. И самое странное было то, думала Кортни, что никто кроме нее, похоже, этого не осознавал. Потом она догадалась, что ученики, выросшие в мире магов, этого понять и не могли — именно потому что они здесь выросли, и для них правда всегда была такой, а магглорожденных учеников этот вопрос слишком мало заботил.
Но Кортни нужны были ответы.
Первая зацепка обнаружилась случайно, когда Кортни готовила доклад по магическим существам и тем их особенностям, которые влияли на приготовление зелий. В одном из своих учебников — «Фантастические существа, и где их искать» — Кортни наткнулась на статью о живых саванах (летаплащах, смертофалдах). Они к зельям никакого отношения не имели и, по сути, казались совершенно бесполезными для волшебников существами. Однако Кортни заинтересовало описание того, как было обнаружено, что лучше всего защищаться от этих существ можно при помощи заклинания Патронус.
Интересно, что это за заклинание? Для чего же оно служило изначально, если не было специально разработано для борьбы с живыми саванами?
Она откопала другую книгу — по продвинутой защите от темных сил и нашла по алфавитному указателю краткое описание заклинание Патронус.
"Заклинание Патронус было разработано для защиты от одних из самых ужасных созданий, известных волшебникам, — дементоров. Заклинание Патронус создает щит добра, который встает между сотворившим заклинание магом и дементором, отчего последний теряет свою силу и становится вынужден обращаться в бегство. Сложность этого заклинания заключается в той мощи и силе, которых оно требует…"
Маленькое описание продолжалось еще в нескольких предложениях, а затем указывалось, на какой странице какого тома такой-то такой-то серии можно было прочитать про него более подробно. Кортни медленно закрыла книгу. Статья несколько сбила ее с толку.
Она просмотрела все свои учебники по защите и нашла еще несколько ссылок на другие книги по этой теме. К сожалению, все они, кроме одной, находились в Запретной Секции. Кортни решила, что это было лучше, чем ничего, и отправилась за книгой, которая называлась "Встречи со своими страхами и худшими воспоминаниями".
Книга в основном рассказывала о различных способах защиты от боггартов, о которых им уже кратко рассказали на уроках защиты, и от дементоров.
Она начала быстро сканировать глазами главы, посвященные дементорам, пока ее внимание не привлек один параграф, где говорилось об истории дементоров в Британии.
"Когда пал Гриндельвальд, дементоров, ранее входившие в состав его армии, отправили охранять Азкабан, где отбывали наказание самые отъявленные преступники магического мира".
Кортни быстро открыла последнюю страницу книги — годом выпуска значился 2003.
В той же книге ей удалось прочесть, как именно дементоры влияли на человека. Вероятно, именно эту информацию пытались скрыть от учеников. Оказывается, дементоры заставляли человека вновь переживать самые ужасные моменты своей жизни. Подумать только, а если они тебя охраняют… Кортни содрогнулась. Это же просто пытка! Да любой человек с ума сойдет от такого!
Кортни резко втянула воздух. Она поняла, что только что нашла ответ. Нет, Гарри Поттер порвал связи с магическим миром не из-за обиды на несправедливое обвинение и заключение — он не смог простить той пытки, которой подвергся в тюрьме! Он чувствовал себя преданным, потому что провел в Азкабане насколько ужасные десять лет, что даже представить это было сложно!
«Но зачем скрывать?» — внезапно подумала Кортни. — «Почему им было так важно, чтобы никто не узнал, что на самом деле произошло с Гарри Поттером?»
Она думала не долго — ответ пришел почти сразу: просто волшебное сообщество не хотело, чтобы кто-либо узнал, каким жестоким оно может быть.
Это напомнило ей об одной истории, которую она когда-то слышала. Кортни не знала, правда это или нет. После Второй Мировой Войны немцы отказывались рассказывать молодому поколению о том, что происходило в войну. Они не хотели, чтобы их дети знали о концентрационных лагерях и их жесткости. ^
Кортни вздохнула. Она понимала, что со своим последним открытием напала на след. Это только подтвердилось, когда она, пролистав другие книги, увидела, что ни в одной из них не указывалось, что Азкабан когда-либо охранялся кем-то кроме Авроров. И лишь это маленькое упоминание в книге о дементорах дало ей подсказку. Неудивительно, что никто больше не догадался. Конечно, и другие люди читали эту книгу, но это предложение сказало бы им что-то важное, только если бы они, так же как Кортни, концентрировались на поиске информации о Гарри Поттере.
Закрыв книги и поставив их на полки, Кортни собрала свои вещи и пошла назад в башню Гриффиндора, попутно размышляя о своих дальнейших действиях. Ей нужна была вся правда, и она знала, что не добьется ее от людей, с которыми она уже разговаривала — ее даже не удивило бы, если бы оказалось, что есть закон, запрещающий им разглашать эту информацию.
В ту ночь она долго не могла заснуть. Наконец она села в кровати и принялась думать, пока наконец не приняла важное решение. После этого она опустила голову на подушку и быстро заснула.
На следующее утро Кортни проснулась рано, несмотря на время, в которое уснула, и написала письмо, отбросив предупреждения профессора Уизли.
"Уважаемый мистер Поттер,
Меня зовут Кортни Барнс. Я учусь в Хогвартсе на первом курсе…"
Прим. автора:
* Здесь Гермиона не лжет. Авроры на самом деле теперь охраняют Азкабан, но о том, что раньше эту функцию исполняли дементоры, детям не сообщают. Это относится ко всем магическим детям, а не только к магглорожденным.
~ Конечно, я понятия не имею, насколько продвинется техническое развитие за двадцать лет, но те же телефоны используют уже сто лет и пока не собираются списывать в утиль. Так что, наверное, интернет через тридцать лет все еще будет.
+ Да, Анжела унаследовала от своего дедушки Уизли любовь ко всему магглскому, но она мало знакома с магглской культурой, потому что Гермиона практически не контактировала с маггловским миром.
^ Я не хочу никого задеть. Я даже не уверена, правда ли это — просто я где-то об этом слышала. Если это задевает ваши чувства, прошу прощения.

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная