ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ - Предисловие божественные мужи, жившие до ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.
Учебные материалы


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ - Предисловие божественные мужи, жившие до



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ.


И отвещав Иисус, паки рече им в притчах, глаголя: Уподобися царствие небесное человеку царю, иже сотвори браки сыну своему: И посла рабы своя призвати званныя на браки, и не хотяху приити. Паки посла ины рабы, глаголя: рцыте званным: се обед мой уготовах, юнцы мои и упитанная исколена, и вся готова: приидите на браки. Они же не брегше отъидоша, ов убо на село свое, ов же на купли своя. Прочии же емше рабов его, досадиша им, и убиша их. И слышав царь той разгневася, и послав воя своя, погуби убийцы овы, и град их зажже. И эта притча указывает на неверие иудеев, как и притча о винограднике. Но та означает смерть Христову, а сия - брачную радость, то есть воскресение. Притом в этой показываются еще худшие поступки, иудеев, нежели в прежней притче. Ибо там, когда требовались плоды, они убивали требующих; а здесь и призываемые на брак произвели убийство. - Человеку царю уподобляется Бог потому, что является не каков Он сам в себе, по каким прилично Ему являться для нас. Так, когда мы, как человеки, умираем, побеждаемы немощами человеческими, Бог является нам как человек; когда же бываем, яко бози, Бог восстает в сонме богов (Псал. 81, 1); а если живем, как звери, то и Он бывает для нас, как зверь и лев. Творит же брак Сыну своему, сочетавая Его со всякою благообразною душею, украшенною добрыми делами; ибо жених - Христос, а невеста - церковь и чистая душа. Рабы, посланные в начале, - это Моисей и бывшие по нем, которым не верили евреи, но оскорбляли Бога в пустыне четыредесять лет, и не восхотели принять слова Божия - духовной радости. Потом посланы были иные рабы - пророки; но и из них одних они убили, как Исаию, над другими поругались, как над Иеремию, коего ввергли в тинный ров, а более умеренные отвергли посланников, и один ушел на свое поле, то есть уклонился к плотоугодной и роскошной жизни (ибо поле каждого есть его тело), а другой - на свою куплю, то есть к жизни любостяжательной. Таким образом притча показывает, что удаляющиеся от духовного брака, от общения и пиршества Христова, удаляются, по большей части, по сим двум причинам, то есть или по склонности к удовольствиям телесным, или по страсти любостяжания. Обедом называется здесь то, что в другом месте - вечерею. Вечерею называется потому, что сей брак вполне открылся в последние времена, к вечеру, или к концу веков, а обедом потому, что и в прежних веках открыто таинство, хотя не так ясно. Юнцы и упитанная (хлебное приготовление) означают ветхий и новый завет, - ветхий означается тельцами, так как в нем были жертвы из животных, а новый - хлебным приготовлением, ибо ныне мы приносим на жертвенник хлебы. Таким образом Господь призывает нас вкушать благую пищу и ветхого и нового завета. Но знай, что и тот доставляет пищу, кто ясно истолковывает своим слушателям божественные слова: ибо научающий ясно действительно, как бы, подает хлеб и кормит им простых сердцем. Здесь спросишь: как повелевается звать уже званных? Но знай, что каждый из нас призывается к добру по естеству своим разумом, этим врожденным нам учителем; но Бог посылает еще внешних учителей, дабы они призывали и внешне тех, кои призваны внутренне - посредством разума. - Царь послал войско свое, то есть римлян, и чрез них потребил неверных иудеев и сжег град их Иерусалим, как повествует историк Иосиф.
Тогда глагола рабом своим: брак убо готов есть, званнии же не быша достойни. Идите убо на исходища путей, и елицех аще обрящете, призовите на браки. И изшедше раби они на распутия, собраша всех, елицех обретоша, злых же и добрых: и исполнися брак возлежащих. Так как первые рабы, Моисей с сотрудниками и пророки, не убедили иудеев; то посылает других рабов - апостолов, которые призвали язычников, не ходящих по истинному пути, но разошедшихся в разные стороны и блуждающих по распутиям. Ибо они и сами между собою были несогласны, и те худые учения, которым учили, содержали не все равно, а одни так, другие иначе. Можно разуметь и так: Путь есть жизнь каждого, а исходища пути - разные учения; язычники, имея худые пути, то есть жизнь порочную, от худой жизни перешли к нечестивым учениям, поставив себе богов срамных, покровителей страстям. Итак изшедши из Иерусалима к язычникам, апостолы собрали всех, злых и добрых, то есть, как людей, исполненных всякого зла, так и менее порочных, которые называются добрыми, по сравнению с другими.
Вшед же царь видети возлежащих, виде ту человека не оболчена во одеяние брачное: И глагола ему: друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна? он же у молча, Тогда рече царь слугам: связавше ему руце и нозе, возмите его и вверзите во тму кромешную: ту будет плачь и скрежет зубом, Мнози бо суть звани, мало же избранных. Вшествие на брак бывает без различия; ибо все мы добрые и злые, призваны одною благодатию; но потом жизнь вошедших подлежит истязанию, и великому истязанию, если по вступлении в веру обрящемся оскверненными. Ужаснемся же, помышляя, что, если у кого нет жизни чистой, тому нисколько не пользует одна вера, и тот не только отвергается от брака, но и посылается в огнь. Кто же носит скверные одежды, как не тот, кто не облекся в утробы щедрот, благость, братолюбие? А много таких, которые, обольщаясь тщетною надеждою, думают получить царствие небесное и думая о себе много, причисляют себя к лику возлежащих. Производя суд над оным недостойным, Господь показывает во-первых то, что Он человеколюбив, а потом, что и мы никого не должны осуждать, ходя бы явно кто грешил, доколе согрешающий не обличится (судом). Слова Господа к слугам, или карающим ангелам: свяжите ему руки и ноги - научают, что мы можем действовать только в настоящем веке, а в будущем обязуются все деятельные силы души, и нельзя уже совершить что либо доброе в очищение грехов. Скрежет зубов означает бесполезное раскаяние на том свете. Мнози же суть звани потому, что Бог призывает всех; но мало избранных, ибо мало спасаемых и достойных избрания Божия. Призывание зависит от одного Бога, а быть избранным, зависит и от нас. Этим показывает Господь, что сия притча сказана была против иудеев, которые, хотя были призваны, но, как непослушные, не избраны.
Тогда шедше фарисее, совет восприяша, яка да обольстят Его словом, И посылают к Нему ученики своя со Иродианы, глаголюще. Это было дело злого умысла; посему св. Лука (20, 20) называет сих учеников наветниками, как подосланных с тем, чтобы оклеветать Христа. Иродиане были или воины Иродовы, или те люди, которые признавали Ирода Христом. Поелику Ирод воцарился тогда, когда уже оскудели князи от Иуды (Быт. 49, 10), то они думали, что он Христос. С ними-то и идут фарисеи для уловления Христа, и вот как начинают разговор с Ним:
Учителю, вемы, яко истинен еси, и пути Божию воистинну учиши, и нерадиши ни о комже: не зриши бо на лице человеком. Рцы убо нам, чтотися мнит? достойно ли есть дати кинсон кесареви, или ни? Разумев же Иисус лукавство их, рече: что мя искушаете лицемери? Покажите Ми златницу кинсонную, они же принесоша Ему пенязь. И глагола им: чий образ сей и написание? И глаголаша Ему: кесарев, тогда глагола им: воздадите убо кесарева кееареви, и Божия Богови. И слышавше дивишася: и оставльше Его отьидоша. В надежде смягчить и надмить Его похвалами, они льстят Ему, дабы Он в надмении сказал - не должно давать дань (кесарю), - и чтобы в следствие сего уловить Его как бунтовщика, возмущающего народ против кесаря. Для того привели с собою и иродиан, приверженцев царя, чтоб они схватили Его, как мятежника. Не зриши на лице, сказали они, то есть: ты, конечно, не скажешь ничего из угодливости Пилату или Ироду. Итак скажи нам, обязаны ли мы быть данниками людям и платить им подать, подобно как даешь дидрахму Богу, или должны давать одному Богу, а кесарю нет? Это говорили они с тою целию, как я выше сказал, чтоб если Он скажет: не должно платить дань кесарю, - схватить и убить Его, подобно как убили соучастника Феиды и Иуды, которые говорили, что не должно приносить жертв за кесаря. Но Иисус самым изображением кесаря на монете вразумляет их, что кесарю должно отдавать принадлежащее ему, то есть носящее его изображение, и что в житейских отношениях и во внешних делах должно подчиняться царю, а во внутренних и духовных - Богу. Можно понимать и так: поелику мы состоим из двух частей, из души и тела; то телу, как некоему кесарю, должны доставлять пищу и одежду, а богоподобной в нас части - душе свое, приличное ей.
В той день приступиша к Нему саддукее, иже глаголют не быти воскресению, и вопросиша Его, глаголюще: Учителю, Моисей рече, аще кто умрет не имый чад, да поймет брать его жену его, и воскресит семя брата своего (Втор. 25, 5). Беша же в нас седмь братия: и первый оженся умре: и не имый семене, остави жену свою брату своему. Такожде же и вторый, и третий, даже до седмаго. Последи же всех умре и жена. В воскресение убо котораго от седмих будет жена? вси бо имеша ю. После того, как фарисеи с иродианами принуждены были замолчать, искушают Его еще саддукеи. Ересь их состояла в следующем: они не верили ни воскресению, ни бытию духа, ни ангела и вообще были противоположного с фарисеями направления. Они выдумывают теперь событие, никогда небывалое: ибо положим, что два брата еще могли брать (один после другого) жену и потом умирали; но как могло быть, чтобы третий брат не догадался и не отверг брака, вразумившись примером прежних? Измышляют же это с намерением привести Христа в затруднение и опровергнуть истину воскресения. Для того же представляют и Моисея благоприятствующим своему вымыслу. Семь было братьев, говорят они, - желая тем резче осмеять тайну воскресения, - которому же из них будет принадлежать жена? Конечно - тому, кто первый женился на ней, - следовало бы отвечать вам, несмысленные саддукеи, если бы брак был и в воскресении, потому что прочие были подставные, а не законные мужья.
Отвещав же Иисус рече им: прельщаетеся, не ведуще писания, ни силы Божия. В воскресение бо ни женятся, ни посягают, но яко ангели Божии на небеси суть. О воскресении же мертвых, несте ли чли реченнаго вам Богом, глаголющим: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковлев (Исх. 3, 6)? несть Бог, Бог мертвых, но Бог живых. И слышавше народи дивляхуся о учении Его. Спаситель показывает, что воскресение будет, но не такое плотское, каким представляли его заблуждавшие саддукеи, а богоподобное, духовное. Что прельщаетеся, говорит Господь, не ведуще писания, ни силы Божия? Ибо если бы вы знали писания, то знали бы, что Бог не есть Бог мертвых, но - живых; а если бы ведали силу Божию, то поняли бы, что для Бога возможно все, даже и то, чтобы люди жили подобно ангелам. Заметь при сем премудрость Господа. Те на основании Моисея старались ниспровергнуть догмат о воскресении, а Он Моисеем же вразумляет их: Аз есмь, говорит, Бог Авраамов, и Исааков, и Иаковль, Эти слова означают следующее: Бог не есть Бог не существующих, но Бог существующих и продолжающих бытие; Он не сказал - Аз бех, но - есть, ибо хотя они и умерли, однако продолжают жить в надежде воскресения.
Вопрос: Но спросишь, как же в другом месте говорится: живыми и мертвыми обладаяй?
Ответ: Знай, что в этих словах мертвыми называются хотя умершие, но имеющие ожить; а здесь Господь опровергает ересь саддукеев, учивших, что душа не бессмертна, что она совершенно разрушается; потому и говорит, что Бог есть Бог не мертвых, то есть не исчезнувших, как вам кажется, но живых, то есть имеющих душу бессмертную и долженствующих некогда воскреснуть; хотя теперь они и мертвы плотию, но живы душою.
Фарисее же слышавше, яко посрами саддукеи, собрашася вкупе. И вопроси един от них законоучитель, искушая Его и глаголя: Учителю, кая заповедь больши есть в законе? Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею. Сия есть первая и большая заповедь, Вторая же подобна ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. В сию обою заповедию весь закон и пророцы висят. Искуситель подходит к Христу от чрезмерной зависти. Поелику законники видели, что саддукеи посрамлены, а Господь прославляется за Свою премудрость; то приступают искушая Его, не прибавит ли Он чего либо к первой заповеди, в виде исправления закона, дабы таким образом найти случай к обвинению. Господь же, обличая злобу искусителя, который подошел не с тем, чтоб научиться, но не имея любви, с завистию и лукавою ревностью, поставляет на вид главную из заповедей - заповедь любви, и учит, что любить Бога должно не отчасти, а нужно всецело предать себя Ему. В душе человеческой мы примечаем следующие три части - растительную, животную и разумную. Тем, что человек растет, питается и рождает подобное себе, - он уподобляется растениям; на животных походит тем, что гневается и вожделевает; а поколику мыслит, познает и говорит, он называется разумным. Приметь и в настоящем месте эти три части: возлюбиши Бога твоего всем сердцем твоим, - вот животная часть человека; и всею душею твоею, - это растительная (ибо растения имеют своего рода душу): и всею мыслию твоею, - это часть разумная. Итак, когда говорится, что должно любить Бога всецело, вседушно: то это значит, что должно прилепляться к Нему всеми частями и силами души. Это первая и большая заповедь, научающая нас благочестию. Другая, подобная ей, состоит в том, чтоб оказывать справедливость и любовь всем людям. Поелику две причины ведут к погибели - злые учения и растленная жизнь; то, чтоб нам не впасть в нечестивое учение, должно любить Бога всею душею, а чтобы предохранить себя от растленной жизни, должно любить ближнего. Ибо кто любит ближнего, тот исполняет все заповеди, а исполняющий заповеди любит Бога; так что обе эти заповеди взаимно связываются, одна другою поддерживаются и обнимают собою все прочие заповеди. Кто любя Бога и ближнего, станет красть, или помнить зло, или прелюбодействовать, или убивать? - Означенный законник сначала подошел с искушением, но потом исправился, услышав ответ Христов и был похвален Христом, как и св. Марк говорит, что Иисус, посмотрев, сказал ему: не далече еси от царствия Божия (Map. 12, 34).
Собравшымся же фарисеом, вопроси их Иисус, глаголя: что вам мнится о Христе, чий есть сын? глаголаша Ему, Давидов. Глагола им: како убо Давид духом Господа Его нарицает, глаголя: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих (Пс. 109, 1). Аще убо Давид нарицает Его Господа, како сын ему есть? И никтоже можаще отвещати Ему словесе: ниже смеяше кто от того дне вопросити Его ктому. Поелику они почитали Христа простым человеком, то Он опровергает их мнение и из пророчества Давидова раскрывает ту истину, что Он есть вместе и Господь, и таким образом проповедует свое Божество. Фарисеи сказали, что Христос есть сын Давидов, то есть простой человек, а не Бог; как же, говорит Он, Давид называет Его Господом. И называет так не сам по себе, а Духом, то есть получив откровение по благодати Св. Духа. Говоря это, Господь не отвергает, что Он есть сын Давидов, то только показывает, что Он не простой человек, происшедший от одного семени Давидова, но вместе и Бог, по человеколюбию соделавшийся человеком. Спрашивает же об этом с тем намерением, чтоб фарисеи, или признав свое неведение, спросили Его и научились, или произнеся истинное исповедание уверовали, или не найдя, что сказать, усрамились и отошли, не смея более спрашивать Его.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.


Тогда Иисус глагола к народом и учеником своим, глаголя: на Моисеове седалищи седоша книжницы и фарисее: вся убо, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите: по делом же их не творите: глаголют бо, и не творят. Заградивши фарисеям уста и показавши, что они неизлечимо больны, Господь не говорит уже о Себе, а - об их жизни и нравах, внушая своим слушателям не презирать учителей, хотя бы последние были и порочной жизни, и не жить порочно. Вместе с этим Господь показывает, что Он не только не противится закону, но даже желает исполнения закона, хотя бы учители закона были люди недостойные. Что говорят учители, говорит Он, считайте словами Моисеевыми, даже Божиими.
Вопрос: Итак все, что говорят они, нужно исполнять, хотя бы это было и зло?
Ответ: Скажем во-первых, что учитель никогда не осмелится учить кого либо злу. А потом - если и станет учить дурной жизни, то станет учить не от седалища Моисеева и не от закона: а Господь говорит о седящих на Моисеове седалищи, то есть об учащих законному. Итак нужно слушать того, кто учит чему-нибудь по божественному закону, хотя бы он сам и не исполнял этого.
Связуют бо бремена тяжка и бедне носима, и возлагают на плеща человеческа: перстом же своим не хотят двигнути их. Всяже дела своя творят, да видими будут человеки, разширяют же хранилища своя, и величают воскрилия риз своих. Фарисеи возлагали на людей тяжкие бремена, принуждая их исполнять мелкие и трудно исполнимые заповеди закона. Многая из заповедей закона они делали тяжелыми чрез то, что прибавляли к законному некоторые предания, сами между тем не касаясь их и пальцем, то есть ничего не делая и не приближаясь к таким бременам. Ибо когда учащий не только учит, но и делает, то он вместе с учащимся несет бремя и вместе с ним трудится. Но когда он возлагает на меня тяжкое бремя, а сам ничего не делает, то он еще более обременяет меня, показывая своим бездействием невозможность исполнить то, чему учит. Итак Господь обличает фарисеев за то, что они не хотят вместе с народом нести бремени заповедей и исполнять их. Но не делая ничего доброго, фарисеи показывали вид людей делающих, да если бы даже делали что-нибудь, но только для того, чтобы казаться исполнителями закона, то у них отнимется награда. После этого какого осуждения достойны они, когда не исполняя закона, желают считаться его исполнителями? Что же они делают? Разширяют хранилища своя и величают воскрилия риз своих. Это делалось так: в законе сказано, и навяжеши я (словеса закона) в знамение на руку твою, и да будут непоколеблема пред очима твоима (Второз. 6, 8). Поэтому изображались на двух хартиях десять заповедей и одна из хартий полагалась на челе, другая - на правой руке. Воскрилия делались на краях одежды из темнокрасных или багряных нитей, в род бахрамы. Все сие делали потому, что об этом написано было в законе, дабы видя хранилища и воскрилия не забывать заповедей Божиих. Бог повелел делать их не для украшения, но хранилище на руке означало то, что нужно исполнять заповеди, а багряный цвет воскрилий указывал, что нам нужно запечатлевать себя кровию Христовою. Фарисеи же делали большие хранилища и воскрилия для того, чтоб другие видели, что они блюстители закона и все делают по предписанию его.
Любят же преждевозлегания на вечерях, и преждеседания на сонмищах, и целования на торжищах, и зватися от человек: учителю, учителю. Увы! понятны для нас слова Господни; убоимся же! Господь обличает фарисеев за то только, что они любят. Но если только любящий преждевозлегания осуждается, то чего достоин тот, кто все делает для этого? И преждеседания на сонмищах: там, где особенно нужно было учить других смиренномудрию, фарисеи сами являлись людьми испорченными, потому что все делали для славы. И поступая так, не стыдились, но еще хотели того, чтоб им говорили: учителю, учителю!
Вы же не нарицайтеся учители: един бо есть ваш учитель, Христос: вси же вы. братия есте. И отца не зовите себе на земли: един бо есть Отец ваш, иже на небесех. Ниже нарицайтеся наставницы: един бо есть наставник ваш, Христос. Болий же в вас, да будет вам слуга. Иже бо вознесется, смирится: и смиряяйся, вознесется, Христос не запрещает называться учителями, но запрещает страстно желать этого названия, всеми способами стараться о приобретении его. Ибо учительское достоинство в собственном смысле принадлежит одному Богу. И словами: отца не зовите..., не возбраняет почтения к родителям; ибо желает, чтоб мы почитали родителей, особенно же духовных отцев, но возводит нас этими словами к познанию истинного отца, то есть Бога, поелику отец в собственном смысле есть Бог, а плотские родители не суть виновники бытия, а только содействователи и слуги (Божии). - Показывая пользу смирения. Господь говорит, что больший из вас должен быть слугою и последним между вами, ибо кто будет сам себя возвышать, считая себя чем-нибудь, тот будет оставлен Богом и смирится.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко затворяете царствие небесное пред человеки: вы бо не входите, ни входящих оставляете внити, Вы, - говорит Господь фарисеям, - не только сами не веруете и ведете жизнь развращенную, но и других учите не веровать Мне, и своею жизнию и примером развращаете народ. Ибо народ привык подражать властям, особенно если видит в них наклонность ко злу. Посему всякий дурной учитель и начальник приобретает себе горе, препятствуя своею жизнию другим преуспевать в добре.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко снедаете домы вдовиц, и виною далече молитвы творяще: сего ради лишшее приимете осуждение. Господь называет фарисеев лицемерами за то, что они дают благочестивые обещания и ни одного не исполняют достойным образом, но лицемерно совершая молитвы далече, то есть продолжительно, снедают имущество вдовиц. Они в самом деле были обманщики, которые издевались над простыми людьми и обирали их. Того ради лишшее приимете осуждение - за то, что снедаете имущество вдовиц, которым напротив следовало бы вспомоществовать в их бедности; или иначе: лишшее будет им осуждение за то, что под видом доброго дела - молитвы, делают зло, то есть снедают имущество вдовиц. Ибо тот, кто под видом добра делает зло, достоин большего осуждения.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко преходите море и сушу, сотворити единаго пришельца, и егда будет, творите его сына геенны сугубейша вас. Вы развращаете, говорит Он, не только иудеев, но и людей, обращающихся от идолопоклонства к иудейской вере (их-то и называет пришельцами). Вы стараетесь кого-нибудь обратить к иудейской жизни и обрезанию, а когда он делается иудеем, то гибнет, развращаясь от вашего нечестия. Сын же геенны тот, кто совершает дела, за которые он достоин сожжения в геенне.
Горе вам вожди слепии, глаголющии: иже аще кленется церковию, ничесоже есть: а иже кленется златом церковным, должен есть. Буи и слепии, что бо более есть, злато ли, или церковь святящая злато? И иже аще кленется алтарем, ничесоже есть: а иже кленется даром, иже верху его, должен есть. Буи и слепии, что бо более, дар ли, или алтарь святяй дар? Иже убо кленется алтарем, кленется им, и сущим верху его: и иже кленется церковию, кленется ею, и живущим в ней: И кленыйся небесем, кленется престолом Божиим и седящим на нем. Называет фарисеев слепыми и буими за то, что они не учили тому, чему должно учить, и предпочитая менее важное, ставили на втором месте то, что более достойно почитания; так они предпочитали самому храму злато церковное, херувимов и златую стамну. В следствие этого они многим внушали, что ничего не значит поклясться храмом, но нужно клясться златом церковным, которое, между тем, от того и досточтимо, что принадлежит храму. И дары, положенные на жертвенник, по словам фарисеев, были досточтимее самого жертвенника. От сего, по учению фарисеев, тот, кто клялся золотым сосудом, или волом или овцою, назначенными для жертвы, а потом нарушал клятву, тот присуждался представить в храм то, чем он клялся; дар они предпочитали алтарю ради прибыли, получаемой от жертв. А если кто, поклявшись храмом, нарушал клятву, то, поелику он не мог ничего создать подобного храму, разрешался от клятвы; посему клятва храмом становилась незначительною по причине любостяжания фарисейского. - В ветхом завете Христос не позволяет считать дар более алтаря; а у нас алтарь святится от даров. Ибо, по божественной благодати, хлебы прелагаются в самое тело Господне; потому и освящается ими жертвенник. В ветхом же завете мясо и кровь животных возлагались на жертвенник и освящение их зависело от жертвенника.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко одесятствуете мятву, и копр, и кимин, и остависте вящшая закона, суд и милость и веру: сия же подобаше творити, и онех не оставляти. Вожди слепии, оцеждающии комары, вельблуды же пожирающе. Опять порицает фарисеев, как безумных, ибо, презирая более важные заповеди, они старались о точности в исполнении менее важных, не опуская даже одесятствования тмина, но одесятствуя и его. Если же кто в укор называл их за это мелочными людьми, они говорили, что этого требует закон. Но лучше и богоугоднее было бы, если б они требовали от народа суда, милости и веры.
Вопрос: В чем состоит суд?
Ответ: Ничего не делать несправедливо и нерассудительно, ко все с справедливым рассуждением и беспристрастием. За таким судом следует немедленно милость, ибо человек, делающий все с справедливым рассуждением, знает, кого нужно и миловать. А за милосердием следует вера, ибо милосердый человек всегда верует, что он ничего не потеряет, но все получит во время воздаяния. Или иначе: должно быть милостивым и вместе с этим веровать в истинного Бога. Ибо многие из еллинов были милосерды; но, не веря в живого Бога, не имели истинного милосердия, свойственного только этой вере, а потому милосердие их было бесполезно. Каждому учителю следует брать с своих людей десятую часть, то есть требовать с десяти чувств, - пяти телесных и пяти душевных, - суда, милости и веры правой. Сия подобаше творити, говорит Господь, не в виде побуждения к одесятствованию трав, но чтобы не показаться противником Моисеева закона. Слепыми вождями Господь называет фарисеев за то, что они, хвалясь всезнанием, никому не приносили пользы, но еще и развращали всех, увлекая в бездну неверия; а комары оцеждающими - за то, что они замечали малые грехи, вельблуды же, то есть большие грехи поглощали и не обращали на них внимания, живя без страха Божия.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко очищаете внешнее сткляницы и блюда, внутрьуду же суть полни хищения и неправды. Фарисее слепый, очисти прежде внутреннее сткляницы и блюда, да будет и внешнее их чисто. Соблюдая предания старцев, фарисеи обмывали стаканы, блюда и столы, на которых предлагается пища, но вино пили и пищу ели, приобретенные неправдою, - что особенно и оскверняло их сосуды. Итак не употребляй, говорит Он, вина, приобретенного неправедно, и внутренность сосуда будет чиста. Иносказательно разумей это не о сосудах, но о внешней - телесной части человека и о внутренней - духовной. Ты, говорит, стараешься сделать благолепною внешность сосуда, то есть внешность своего существа, между тем внутренность твоя полна нечистоты, ибо ты хищник, творишь неправду, прелюбодействуешь, лжесвидетельствуешь на других, убиваешь, и лукавые мысли, как поток, текут из твоего сердца. Нужно омывать внутреннее, то есть душу очищать от всего этого, дабы от чистоты душевной и внешность человеческая была чиста и светла.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко подобитеся гробом повапленным, иже внеуду являются красны, внутрьуду же полни суть костей мертвых, и всякия нечистоты. Тако и вы, внеуду убо являетеся человеком праведни, внутрьуду же есте полни лицемерия и беззакония. И эту притчу нужно понимать так же, как предыдущую. Книжники и фарисеи старались по внешности казаться людьми благовидными, подобно гробам повапленным, то есть выбеленным известью и алебастром и сделанным под мрамор; а внутреннее их оставалось исполнено всякой нечистоты - мертвых и гнилых дел.
Горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко зиждете гробы пророческия, и красите раки праведных: И глаголете: аще быхом были во дни отец наших, не быхом убо общницы им были в крови пророков. Темже сами свидетельствуете себе, яко сынове есте избивших пророки. Возвещает им горе не за то, что они созидают гробы для пророков (это дело богоугодное), но за то, что делая это лицемерно и осуждая отцев своих, они поступали хуже их, превосходили их нечестием и очевидно лгали, когда говорили: если бы мы жили во дни отцев наших, то не убили бы пророков; ибо они хотели убить Самого Господа пророков. Посему Христос и говорит:
И вы исполните меру отец ваших. Змия, порождения эхиднова, как убежите от суда огня геенскаго? В словах Господа - и вы исполните меру отец ваших - заключается не повеление и не понуждение убить Его, но - следующая мысль: поелику вы имеете змииные свойства и происходите от таких же отцев и уже низверглись в такую глубину зла, что остаетесь неисцелимы; то вы скоро превзойдете своею злобою отцев своих. Это будет тогда, когда убьете Меня; тогда вы исполните меру зла, совершивши убийство, которого не сделали и отцы ваши. Будучи же столь злыми, как избегнете вечных мук?
Сего ради се Аз послю к вам пророки и премудры и книжники: и от них убиете и распнете и от них биете на сонмищах ваших, и изженете от града во град. Господь обличает фарисеев, говоривших лживо; если бы мы жили во дни отец наших, то не убили бы пророков. Вот Я, говорит Он, пошлю к вам пророков, премудрых и книжников; однако вы и их убьете. Господь говорит об апостолах, ибо Дух Святый, исполнивший их, соделал их книжниками, пророками и учителями людей. Послю, говорит, означая сим Божество и власть Свою.
Яко да приидет на вы всяка кровь праведна, проливаемая на земли, от крове Авеля праведнаго, до крове Захарии сына Варахиина, егоже убисте между церковию и алтарем. Аминь глаголю вам, яко приидут вся сия на род сей. Говорит Господь, что на тогдашних иудеев должна была придти всякая кровь, неправедно пролитая, ибо они имели быть наказаны более, чем отцы их, так как не вразумились и после таких примеров, подобно как Ламех после Каина был наказан более его, - хотя и не убил брата, - потому что не вразумился примером Каина. - Итак придет, говорит Господь, на вас всякая кровь, от Авеля до Захарии. Благовременно здесь Господь упомянул об Авеле, ибо как Авель убит был по зависти, так и сам Христос. Но о каком Захарии упоминается здесь? Одни говорят, что этот Захария - один из 12-ти пророков, а другие видят в нем отца предтечи. - Предание говорит нам, что в храме было место, где стояли девы, и Захария, будучи первосвященником, поставил на этом месте Марию Богородицу после того, как Она родила Христа. Иудеи, негодуя на то, что он поставил родившую жену между девами, за это и убили его. - Не удивительно, что и у отца предтечи отец назывался Варахиею, как и у Захарии - одного из 12-ти пророков - имя отца было также - Варахия. Могло случиться, что как они были соименниками, так и отцы их.
Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки и камением побиваяй посланныя к тебе, колькраты восхотех собрати чада твоя, якоже собирает кокош птенцы своя под криле, и не восхотесте? Се оставляется вам дом ваш пуст. Глаголю бо вам, яко не имате Мене видети отселе, дондеже речете: благословен грядый во имя Господне. Жалея об Иерусалиме и обращаясь к нему с скорбию сердца. Господь дважды называет по имени этот град. Обещаясь навести наказание на него, Он обвиняет его, как бы какую возлюбленную, которая презирает любящего. - Господь обвиняет Иерусалим в убийстве и в том, что этот град не хотел воспользоваться постоянным желанием Господа помиловать его, слушал более диавола, отвлекающего от истины и не принимал Господа приводящего к ней, ибо ничто так не удаляет от Бога, как грех, тогда как добродетель приближает нас к Богу. Являя милосердие, Господь указывает на пример птицы. Но поелику вы не хотели, говорит Он, то Я оставляю храм пустым. Уразумеем отсюда, что ради нас Бог обитает в храмах, и когда мы делаемся безнадежными, оставляются (Им) и храмы. Итак, говорит Он, вы не увидите Меня до второго пришествия: а тогда они и нехотя поклонятся Ему и скажут: благословен грядый. Слово: отсель значит после распятия, а не после того часа, в который Он говорил это. Ибо они часто видели Его после того, как Он сказал сии слова; а после распятия они уже не видели Его и не увидят дотоле, пока не наступит время второго пришествия.

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная