КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ПОЖАР - Кэролайн Кин Тайна сапфира с пауком Нэнси Дру КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ПОЖАР В СТРАНУ ЛЬВОВ
Учебные материалы


КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ПОЖАР - Кэролайн Кин Тайна сапфира с пауком Нэнси Дру




КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ПОЖАР


Тизама подозревали в том, что он похитил сапфир с пауком! Нэнси и Нед не смогли скрыть своего удивления. Мистер Тагор глядел на них с недоумением.
– Вы знаете этого человека?
– Мы слышали о Тизаме, – ответила Нэнси. – У него есть сестра. Она – певица и в настоящее время находится в Америке. Когда она узнала, что мы едем в Африку, она упомянула о своем брате.
– А она сказала вам, что он считается бесследно исчезнувшим? – спросил индиец.
Нэнси решила, что больше никаких подробностей раскрывать не стоит, и сказала только:
– Что‑то в этом роде она говорила. А где он может быть, как вы думаете?
– Если бы я знал, то обратился бы к властям и потребовал, чтобы его разыскали, – ответил мистер Тагор.
Мысли Нэнси пришли в смятение. Какая причудливая мешанина всевозможных версий по поводу исчезновения Тизама! Одни сообщали, что его изувечила и убила львица. Другие утверждали, что его спасли и он исчез. Теперь его обвиняли в воровстве!
На прощание Нэнси пожелала мистеру Тагору, чтобы лицо или лица, похитившие сапфир с пауком, были найдены…
Нэнси и Нед удалились, обсуждая странный оборот, который вдруг приняли события. Наконец Нед спросил:
– А что дальше значится в нашей программе, Нэнси?
– Мы должны встретиться возле плавательного бассейна, – напомнила ему девушка.
– В таком случае увидимся через несколько минут, – сказал Нед и торопливо направился к себе.
Нэнси, Бесс и Джорджи надели купальные костюмы и покинули номер. День был солнечный и теплый.
– Как красива гора Кения! – воскликнула, глядя вдаль, Бесс. – И подумать только – на вершине ее круглый год снег, хотя рядом экватор!
Вокруг бассейна были расставлены столики, прикрытые сверху зонтами. К девушкам подошли Гвен и Хол.
– Вода изумительная! – сказала Гвен.
– Гвен – настоящая нимфа, – заявил Хол. Она смутилась, но было ясно, что комплимент ее очень обрадовал.
Вскоре к группе присоединились Нед, Берт и Дэйв. Начались взаимные поддразнивания и шутки.
Наконец Нед предложил устроить состязание – заплыв до конца бассейна и обратно.
– Замечательная мысль, – отозвался Берт и тут же занял место на краю бассейна. Рядом с ним устроился Дэйв, далее – Хол, а четвертым в ряду оказался Нед.
Джорджи поручили дать сигнал к старту и стать судьей, который определит победителя заплыва. Она встала позади юношей и произнесла:
– Приготовиться! Внимание! Старт!
Четверо пловцов нырнули. Каждый из них проплыл порядочное расстояние под водой, а появившись на поверхности, отчаянно заработал руками и ногами. Доплыв до стенки, пловец отталкивался ногой и пускался в обратный путь. Девушки подбадривали своих приятелей.
– Давай, давай!
– Нажми!
– Прибавь темп, прибавь темп!
– А ну‑ка, покажи им, как это делается, – кричала Джорджи, болевшая за Берта, хотя предполагалось, что она будет беспристрастным судьей.
То ли благодаря ее стараниям, то ли потому, что он действительно был лучшим пловцом, но Берт и в самом деле пришел к финишу первым и был торжественно провозглашен победителем.
Вылезая из воды, он широко улыбнулся:
– Мне нравится Африка! Это первое состязание, которое я выиграл за последнее время.
Ребята подурачились какое‑то время в воде, но, в конце концов, все уселись на стулья и расстеленные на траве полотенца. Один из юношей принес с собой транзистор. Передавали известную американскую мелодию.
– Когда слышишь эту музыку, начинает казаться, что мы не так уж далеко от дома, – сказала Бесс. Нед встал и крикнул:
– Девушки, а не попробуете ли вы устроить для нас представление? Балет на воде?
– Хорошая мысль, – сказала Гвен. – Пошли, девочки!
Танцовщицам пришлось сочинять собственный «балет» без каких‑либо предварительных репетиций. Восторженные аплодисменты зрителей свидетельствовали о том, что получается неплохо. Однако юношам было ясно, что всех остальных девушек намного превосходит Гвен Тейлор. В воде она была воплощение грации. Хол был прав, назвав ее нимфой.
Когда мелодия закончилась и девушки вылезли из бассейна, юноши громко зааплодировали. Нед сказал:
– Мы не называли это состязанием и у нас нет никаких призов, но я должен сказать вам, Гвен, что вы – изумительная танцующая пловчиха. – О, спасибо большое, но, по‑моему, все танцевали замечательно, – сказала Гвен. Подошло время ленча.
Пловцы зашагали к клубу. Нэнси, Бесс и Джорджи с полотенцами, перекинутыми через плечо, поднялись по небольшому склону прекрасной зеленой лужайки и вошли в главное здание. Портье выдал им ключ от номера. Когда Нэнси отпирала дверь, Бесс профырчала:
– Фу! Какой омерзительный запах! Девушки вошли в комнату и вскрикнули от ужаса. Камин был забит остатками их сожженной одежды и чемоданов!
Не веря своим глазам, девушки бросились вперед, и уже в следующее мгновение Бесс ударилась в слезы.
– О, мои чудесные платья! – рыдала она.
У Джорджи лицо стало пунцовым от ярости. Она подошла к стенному шкафу и открыла его. Там не осталось ни одного платья.
– Это возмутительно! – негодующе вскрикнула она.
Нэнси помрачнела. Какое‑то время она стояла молча. Какой варвар побывал здесь? «Несомненно, это дело рук наших врагов», – решила она.
Круто повернувшись на каблуках, Нэнси вышла из комнаты и быстрым шагом направилась в контору управляющего. Она рассказала ему о случившемся и попросила прийти лично убедиться в том, какой ущерб им причинен. Глядя на догоравший в камине огонь, он застыл в недоумении.
– Я сейчас же вызову слугу и выясню, известно ли ему что‑нибудь об этом.
Он позвонил в помещение, где находились служащие, и спустя несколько минут появился бой – слуга, отвечавший за порядок в этом номере.
– Роско, тебе что‑нибудь известно об этом происшествии?
Увидев полуистлевшую кучу тряпок в камине, бой долго не мог понять, что произошло. По его словам, он принес немного поленьев, прибрал комнату, а затем вышел и запер дверь.
– Кто‑то наверняка проник через открытое окно, – сказала Нэнси.
Управляющий отпустил слугу.
– Я уверен в честности Роско, – сказал он. – Да и какую он мог извлечь выгоду из того, что сжег ваши вещи?
Девушки признали, что он прав.
«А не мог это сделать мистер Тагор?» – пронеслось в голове у Нэнси. Вообще‑то это представлялось маловероятным, но она с самого начала спрашивала себя, не мог ли он быть замешан в краже драгоценности.
Управляющий предложил немедленно послать кого‑нибудь в город купить для девушек одежду.
– Спасибо, сказала Нэнси, – но я думаю, что мы можем получить у наших подруг достаточно .вещей, чтобы нам хватило до приезда в Найроби.
Бесс сказала:
– Давайте обратимся к Гвен. У нее масса всяких нарядов.
Гвен с радостью откликнулась помочь подругам и вызвалась собрать у других девушек различные предметы. Спустя пятнадцать минут она постучалась к ним, держа в охапке кучу всевозможных вещей. Позади нее стояли еще две девушки, с чемоданами, полными белья и обуви.
– Боже праведный! – воскликнула Джорджи. – Мне за целую неделю не износить такую груду одежды!
– Прямо‑таки похоже на Рождество, – добавила Бесс. Она углядела белое платье с оборками и спросила: – Нэнси и Джорджи, вы не будете возражать, если я возьму
его себе?
– Пожалуйста, – ответила Нэнси. – Оно словно бы специально для тебя предназначено.
Одежду распределили между тремя пострадавшими. Когда девушки увидели себя в зеркале, Джорджи, весело улыбаясь, спросила:
– Кто я такая?
Гвен, хихикая, ответила:
– По‑моему, ты – Пташка‑Кроха из сказки. Нэнси, тебе очень идет мое голубое полотняное платье.
Когда девушки появились во внутреннем дворике, все уже знали о случившемся. Мистер Тагор покинул свой столик и подошел к Нэнси. Она представила ему своих подруг.
– Сожалею о причиненном вам ущербе, – сказал он. – Мне неприятно, что Африка так скверно с вами обошлась.
– Мы действительно пострадали, – сказала Нэнси. – Но наши друзья великодушно поделились с нами одеждой.
Мистер Тагор поинтересовался, не лишились ли девушки каких‑нибудь драгоценностей.
– Да, – ответила Бесс. – Они находились в чемоданах, и огонь уничтожил все.
– А может быть, – предположил Тагор, – драгоценности не сожгли, а украли?
Нэнси согласилась с ним. Не исключено, что так оно и было.
Мистер Тагор попрощался и ушел в отель.
Нэнси с подругами облюбовали два столика под тропическим деревом, усыпанным ярко‑красными цветами. Сбоку размещались вертела, на которых жарились индейки, голуби и поросята. Перед ними были расставлены длинные столы, нагруженные всевозможной снедью и тропическими фруктами. Гостям прислуживали приветливо улыбающиеся повара.
Бесс пришла в полный восторг и начала нагружать свою тарелку. Однако достаточно было одного грозного взгляда Джорджи, и она положила назад соблазнительную свиную отбивную.
В середине ленча появились танцоры.
Это были мужчины племени чоку. Их наряд состоял из отделанных бахромой юбок, больших лохматых головных уборов и браслетов на ногах. Между коленями у каждого был зажат барабан с верхом из кожи африканской антилопы. Они танцевали и били в барабан, двигаясь по кругу. Каждое движение имело определенный смысл.
– Какой изумительный ритм! – восхитился Дэйв. – В первый же танцевальный вечер в нашем общежитии я достану костюм, барабан из кожи антилопы и…
– Дэйв Эванс, – сказала Бесс, – если ты посмеешь показаться в такой же коротенькой юбочке, как на этих мужчинах, я… я и виду не покажу, что мы вообще с тобой знакомы!
Через час группа покинула дворик. Предполагалось пойти погулять, а потом поплавать, Нэнси, Бесс и Джорджи решили переодеться и попросили у портье ключ от своего номера. Служащий вручил каждой девушке красивый сверток. Улыбаясь, он сказал:
– Это просил вам передать вместе с самыми наилучшими пожеланиями мистер Тагор.

В СТРАНУ ЛЬВОВ


Удивленные подруги поспешили к себе в комнату и развернули свертки. В каждом оказалась коробочка с ожерельем из африканских полудрагоценных камней.
– Какие красивые! – восхитилась Бесс. – А по‑моему, что там ни говори, мистер Тагор симпатичный человек.
Джорджи, редко носившая какие‑либо украшения, застегнула замочек своего ожерелья и погляделась в зеркало.
– Гм! Это будет неплохо смотреться в сочетании со спортивным костюмом.
Нэнси была очень довольна своим ожерельем. Оно было несколько более изысканным, чем два других и состояло из африканских нефритов, между которыми были нанизаны крупные бусины. Она видела это ожерелье в витрине одного из клубных магазинчиков.
Неожиданно Джорджи повернулась к подругам и заявила:
– Поскольку мы подозреваем, что мистер Тагор как‑то причастен к исчезновению сапфира с пауком, я думаю, нам следует вернуть ему эти подарки.
– Да что ты! – запротестовала Бесс. – Я не верю в то, что он мошенник. У него по‑настоящему симпатичное лицо. Делайте что хотите, а я ожерелье не отдам.
Нэнси улыбнулась:
– Давайте не будем торговаться. Даже если мистер Тагор прислал эти подарки для того, чтобы сбить нас со следа, нам надо получить более серьезные доказательства того, что он человек нечестный.
– А как ты рассчитываешь их получить? – спросила Джорджи.
– Осторожно расспрошу служащих отеля, – ответила Нэнси. – Начну с конторы.
Бесс стала ее умолять не приниматься за расследование немедленно. Девушки обещали встретиться со своими приятелями у плавательного бассейна. Неизвестно, сколько времени на это уйдет. Нед будет в ярости.
Рассмеявшись, Нэнси согласилась подождать. Когда девушки вернулись к себе в номер, было уже около шести часов вечера. Нэнси сразу же оделась, на этот раз в очень занятное ситцевое платье с изображениями африканских животных, которое дала ей девушка по имени Бет Джоунз. Юная сыщица направилась в контору и завела со служащим, принимающим постояльцев, беседу о вечерней программе развлечений. Постепенно она перевела разговор на мистера Тагора.
Служащий сказал:
– Это чрезвычайно симпатичный джентльмен. В наш клуб он приезжает уже шесть лет подряд. Большой любитель птиц. Ему очень нравится наша коллекция.
– По‑моему, он также большой любитель драгоценностей, – вставила Нэнси. – Мы видели у него на руке красивое кольцо с бриллиантом, и он подарил мне и моим приятельницам по ожерелью.
– Это очень в его духе, – сказал служащий. – Всегда старается что‑нибудь сделать для других.
В этот момент появился новый постоялец, отвлекший внимание собеседника Нэнси, и девушка направилась в свой номер. Она рассказала подругам о том, с какой похвалой служащий клуба отозвался о мистере Тагоре.
– Значит, вопрос решен, – заявила Бесс. – Если мы попробуем вернуть эти ожерелья, мы только обидим его. Я думаю, единственное, что нам надо сделать, – это поблагодарить его. Джорджи и Нэнси с ней согласились. Но, когда они начали искать мистера Тагора в столовой, его там не оказалось. В конце концов, девушки снова направились в контору.
– Мистер Тагор выбыл, – сообщил дежурный. – Он уехал отсюда часа два назад.
– В Момбасу? – спросила Нэнси.
– Да.
Девушки отошли, и Бесс сказала:
– Я думаю, нам придется посетить мистера Тагора в Момбасе и поблагодарить его.
Через два дня группа эмерсоновцев покинула клуб сафари, так и не выяснив, кто мог сжечь чемоданы и одежду Нэнси и ее подруг. Приехав в Найроби и разместившись в отеле, три девушки отправились по магазинам. Сначала они купили чемоданы, а потом стали заполнять их вещами, переходя из одного магазина в другой.
– Я устала от магазинов, – сказала наконец Джорджи. – Пошли домой!
Вернувшись в отель, они тут же надели только что купленные одеяния и позвонили в прачечную, чтобы срочно привести в порядок вещи, которые они собирались вернуть владельцам.
В этот момент в комнату к ним вошла Гвен. Когда она услыхала, что они затевают, она наотрез отказалась взять назад что‑либо из того, что дала им, и заявила, что остальные девушки в группе настроены точно так же.
Нэнси рассмеялась:
– Все вы просто восхитительны! Во всяком случае, если вы захотите взять взаймы что‑либо из своих собственных вещей, дайте нам знать!
Нэнси позвонила Неду и договорилась пойти с ним в агентство, в котором в свое время работал Тизам.
Агентство находилось недалеко от отеля, и они быстро добрались до него пешком. Нэнси и Нед подошли к служащему, свободному от клиентов.
– Присаживайтесь, – пригласил он их. – Меня зовут мистер Фостер.
– Мы хотели бы, – сказала Нэнси, – получить кое‑какие сведения о проводнике, который у вас работал. Его звали Тизам.
Мистер Фостер тяжело вздохнул:
– Это был замечательный проводник и очень надежная личность. Все отзывались о нем с похвалой. Я был бы рад помочь вам, но, к сожалению, я не располагаю никакими сведениями.
Заметив, что лицо Нэнси разочарованно вытянулось, мистер Фостер продолжал:
– Вам, вероятно, известно, что он пропал во время одного сафари. По слухам, его растерзала львица.
Нэнси сообщила ему, что, согласно другой версии, Тизам, возможно, еще жив.
Мистер Фостер кивнул:
– Да, эта история обсуждалась, но мы здесь, в конторе, считаем, что тут, вероятно, есть преувеличения. Помолчав, Нэнси спросила:
– Он не был способен украсть какие‑либо драгоценности?
– Ни в коем случае! – воскликнул мистер Фостер. – Он был чрезвычайно порядочным молодым человеком. Его исчезновение – большая потеря для нас. Мы так и не смогли найти ему достойную замену.
Нэнси рассказала мистеру Фостеру о своей встрече с мадам Лилией Булавайя и о данном обещании попробовать разыскать ее брата.
– Нет ли у вас каких‑нибудь соображений, как мне за это дело взяться?
Мистер Фостер вперил взгляд в пространство, а затем предложил:
– Я мог бы организовать для вас сафари.
– Будет ли оно дорогостоящим и сколько займет времени? – спросила Нэнси.
Мистер Фостер улыбнулся:
– Поскольку ваша поездка будет связана с Тизамом, я предоставлю вам льготный тариф. Вы могли бы отправиться на «лендровере» к тому месту, где он подвергся нападению, и в тот же день вернуться обратно. Я и водителя вам дам хорошего.
– Как, по‑твоему, Нед, стоит нам на это решиться? – спросила Нэнси. – Я уверена, что супруги Стэнли согласятся, если в поездке сможет принять участие вся наша орава.
Нед нехотя напомнил ей, что на следующее утро намечен их вылет в Момбасу. Изменить расписание значило бы разрушить программу остальных туристов.
Нэнси вздохнула, но в голове ее уже созрел другой план.
– Если я получу разрешение, вы можете к завтрашнему дню подготовить «лендровер»?
– Да, и я мог бы, если хотите, договориться с Бутубу, чтобы он поехал с вами.
– Это было бы идеально, – воскликнула в полном восторге Нэнси. – Нед, давай поскорее вернемся в отель и отыщем Стэнли.
Сначала Нэнси и Нед переговорили со своими друзьями. Надо было выяснить, хотят ли они принять участие в этом довольно опасном путешествии.
– Мы поедем, – ответила за всех Бесс, – хотя прямо скажу: очень надеюсь, что ни с какими львами мы не повстречаемся.
Супруги Стэнли дали разрешение не сразу, но спустя некоторое время они решили, что на Нэнси и ее друзей можно положиться – эти сумеют постоять за себя. Юные путешественники поблагодарили профессора и его жену, пообещав им соблюдать крайнюю осторожность.
На следующий день рано утром к отелю подкатил большой «лендровер», выкрашенный снаружи в черно‑белую полоску. Водитель представился им, сообщив, что его зовут Бутубу. Это был милый человек с добродушной улыбкой. Нэнси слышала, что он отличается необыкновенным мужеством, и бесстрашно ведет себя в джунглях.
«Лендровер» двинулся в путь на хорошей скорости, и, хотя дорога была неровной, пассажиры не жаловались. Спустя некоторое время Бутубу сообщил, что он сделает остановку возле водоема бегемотов.
– Там есть два интересных предмета для съемок, – сказал он. – Приготовьте свои аппараты.
Он остановил машину и направился к двум африканцам в форме. Мужчины заговорили между собой на суахили.
Американцы обратили внимание на необычные мочки ушей одного из собеседников Бутубу. В каждой мочке было проколото большое отверстие, в которое был продет длинный кусок кожи. К кончику этих «висюлек» были прикреплены серьги, почти касавшиеся плеч мужчины. Бесс его сфотографировала. Два проводника провели их через лесистую местность к большому водоему у подножия поросшего травой холма.
– Следите внимательно, и вы, возможно, увидите выходящего из воды бегемота, – сказал Бутубу. – Между прочим, эти проводники из племени масаи. В прошлом у них было принято проделывать такую штуку с ушами. Вероятно, таков был отличительный признак принадлежности к их племени.
– Я никаких бегемотов не вижу, – пожаловалась Бесс. Она держала свою камеру наготове. Обернувшись к Бутубу, она сказала: – Вы не могли бы стать рядом с этими проводниками? Я бы вас всех троих сфотографировала.
Мужчины выстроились в шеренгу. Бесс поглядела в видоискатель и решила, что ей надо немножко отойти назад. Нечаянно она отступила слишком далеко, потеряла равновесие и покатилась с холма.
В то же мгновение за нею кинулся Дэйв. Он бежал такими громадными шагами, что очень скоро ему удалось перехватить Бесс. Но тут девушка выпустила из рук фотоаппарат, и он, подскакивая на кочках, полетел с холма вниз. Нэнси бросилась за ним. Еще несколько секунд, и аппарат шлепнется в воду! Сделав последнее отчаянное усилие, Нэнси сумела вовремя ухватить его и в тот же миг увидела гигантского бегемота, вылезающего из воды чуть ли не перед самым ее носом. Быстро наведя на него объектив, она щелкнула затвором, после чего вскарабкалась по холму наверх.
Вручая камеру Бесс, она сказала:
– Надеюсь, она не сломана и мне удалось сделать для тебя хороший снимок.
Путешественники и их проводники направились к автобусу и забрались внутрь. Больше остановок в пути не было. Вскоре Бутубу свернул на какой‑то участок, где не было заметных для глаз дорог, а росла только очень высокая трава да кое‑где высились деревья. Опасаясь львов, Бутубу приказал членам своей группы не выходить из машины. Петляя, он медленно продвигался вперед и, наконец, остановился. Рукой он указал им на несколько стоявших рядом деревьев.
– Именно там я увидел львицу и Тизама, – сказал он В этот момент из высокой травы поднялось шесть африканцев. Держа наготове копья, они двинулись в сторону «лендровера».

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;


dommodels.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная